Кино

"О любви с порога не кричат": Ренат Давлетьяров о фильме "А зори здесь тихие..."

Режиссер Ренат Давлетьяров рассказал HELLO! о том, как он экранизировал знаменитую повесть Бориса Васильева "А зори здесь тихие...": новый фильм выйдет в прокат 30 апреля, в преддверии 70-летия Победы.

Впервые эта пронзительная, трагическая и вместе с тем светлая история подвига пяти молодых девчонок-зенитчиц, которые ценой своей жизни остановили немецких диверсантов, была опубликована в 1969 году в журнале "Юность". Вскоре режиссеры Юрий Любимов и Станислав Ростоцкий, взяв за основу драматургию повести, создали самостоятельные произведения - спектакль в Театре на Таганке в 1971 году и двухсерийный кинофильм годом позже. Постановка Любимова стала легендарной, картина Ростоцкого вошла в золотой фонд советского кино.

Ренат Давлетьяров и Петр Федоров на съемках фильма "А зори здесь тихие..."Ренат Давлетьяров и Петр Федоров на съемках нового фильма "А зори здесь тихие..."

Исполнители главных ролей в фильме "А зори здесь тихие..."Исполнители главных ролей в фильме "А зори здесь тихие..."С тех пор экранизировать повесть вновь никто из российских режиссеров не решался вплоть до сегодняшнего дня. 43 года спустя, в канун 70-летия Победы, на экраны выходит фильм Рената Давлетьярова "А зори здесь тихие..." с молодыми артистами в главных ролях. Неудивительно, что еще до премьеры многие восприняли эту работу как вызов. Впрочем, режиссер, соавтор сценария и продюсер картины Ренат Давлетьяров так не считает.

Недавно я встретил Владимира Меньшова, и он говорит мне: "Ну, ты герой!" Спрашиваю: "Почему?" "Ну, - отвечает, - покуситься на святое..." А я, признаюсь вам, не понимаю этого беспокойства. Да, были спектакль Любимова и фильм Ростоцкого, ну и что? Давайте тогда перестанем ставить чеховскую "Чайку", ведь ее в 1898 году уже поставил гениальный Станиславский... Я сделал не ремейк фильма Станислава Ростоцкого - у меня нет на это прав, - а новое кино по повести Васильева, одной из моих любимых книг, которую я захотел экранизировать. Да, полвека назад Ростоцкий снял замечательную картину, которую я тоже очень люблю. Но нет фильмов, которые не стареют. Все изменилось - ритмы, средства художественного выражения, пластика кино. Скажу больше: многие не то что книгу Васильева не читали, они даже фильм 1972 года не видели,

рассказал режиссер Ренат Давлетьяров.

Ренат Давлетьяров с исполнителями главных ролейРенат Давлетьяров с исполнителями главных ролейРенат ДавлетьяровРенат ДавлетьяровРенат, в 90-е годы российские режиссеры и продюсеры пытались делать кино на американский манер, а теперь все чаще обращаются к отечественному материалу, советскому опыту. С чем это, по-вашему, связано?

Говоря о великом советском кино, мы имеем в виду картин 300, которые вошли в золотой фонд. А ведь в СССР снимали по 600 картин в год. То же могу сказать и об американском кинематографе. Если отбросить всю идеологию, то у них надо учиться снимать кино хорошо. Не зря же радикальные большевики посылали Эйзенштейна с Александровым в Голливуд постигать профессию. Другое дело, что у России свои цивилизационные коды, в которых мы живем и творим. Если в 90-е многие поверили в миф об общечеловеческих ценностях, то сейчас мы избавились от некоторых иллюзий и начали делать свое кино.

"А зори здесь тихие..." выходят накануне 70-летия Победы. Фильм патриотичный?

Я знаю несколько больших режиссеров, которые, как только захотели послать месседж, приступая к работе над очередной картиной, потерпели полный крах. Я считаю, что снимать кино - значит рассказывать историю, и все. Так группе и заявил: мы снимаем военный триллер. Патриотичное наше кино, хорошее или плохое, нам скажут зрители, когда картина выйдет на экран. Настраиваться - мол, мы хотим снять очень важное, пафосное и духоподъемное - гиблое дело, путь в никуда.

Знаете, я состою в различных экспертных советах, принимающих решение о финансировании того или иного проекта. И вижу, как ведут себя сценаристы, продюсеры - начинают презентацию проекта с разговоров о том, как сильно они любят Родину. У меня сразу возникают нехорошие ощущения. Это какая-то спекуляция. О любви с порога не кричат. Любовь к Родине, она либо есть, либо нет. В моей мысленной анкете нет вопроса, стоило ли сдавать Ленинград. В той войне, в которой, кстати говоря, погиб мой дед, такого выбора не стояло. И вести войну "по-европейски", с деликатными расшаркиваниями тоже шансов не было. Это была страшная война на уничтожение, священная война за жизнь.

Читать повесть Бориса Васильева без слез невозможно. Все героини погибают. И все же остается какое-то светлое чувство. Согласны?

Да. И это важный аспект, который стал установкой - чтобы не было скорби, чтобы было ощущение гордости. На фокус-группах, которые мы провели перед прокатом, 80 процентов зрителей после просмотра говорили: "Да, чувствуем, что победа будет за нами". Порадовало.

На этих фокус-группах зрители плакали?

Да. На "Зорях" я видел плачущего сурового продюсера Влада Ряшина и еще разных взрослых серьезных мужчин со слезами на глазах. Это лестно, не скрою. И, вообще, вы знаете, я тут с тревогой ощутил, что мог бы работать в Болливуде. Я типичный режиссер индийского кино - над моими фильмами все плачут. В конце апреля выходят "А зори здесь тихие...", 21 мая - ностальгическая комедия о 70-х "Однажды", а осенью - триллер "Чистое искусство". И все фильмы вызывают у зрителей слезы. (Смеется.)

Софья Лебедева, Кристина Асмус, Евгения Малахова, Агния Кузнецова и Анастасия МикульчинаСофья Лебедева, Кристина Асмус, Евгения Малахова, Агния Кузнецова и Анастасия Микульчина в перерыве между съемками сценНасколько трудным был для вас кастинг? Непросто подобрать такой актерский ансамбль, тем более женский, чтобы все сработались.

Не знаю, слышали ли вы, но в моих съемочных группах никакой демократии нет - абсолютная монархия! Я выбирал каждого актера под конкретный персонаж и думал только о герое. Вот Петя Федоров кастинга не проходил. На первый взгляд он такой, каким мы привыкли его видеть, - не похож на старшину Васкова, деревенского мужика, но стоит только пристально всмотреться... Для этой роли он набрал 15 килограммов, отпустил усы. А вот девочек искали. Они должны были быть разными: черненькая, беленькая, рыжая... На кастинг пришли совершенно неожиданные актрисы. Например, Кристинка Асмус, которую я на пробах увидел впервые. Мне нужен был такой воробышек, сирота потерянная Галя Четвертак. А тут пришла Асмус. Красивая, с синими пронзительными глазами, высоко поднятой головой. Но, как только на нее надели форму, она тут же вошла в образ: шинель, пилотка и огромная грубая гимнастерка, из которой торчит тонкая шея. В таком виде она отыграла одну сцену, где старшина заставляет больную героиню пить спирт. После этого я перестал проводить пробы на эту роль. Кристина была именно такой Четвертак - детдомовкой, зашуганным маленьким существом, какой я ее себе и представлял.

А все актрисы читали повесть до съемок?

Да, и не только девочки. Петя Федоров посмотрел фильм в семь лет, в восемь прочел книгу, был очень впечатлен историей. А знаете, кто не читал? Немцы, которые приехали играть немцев. Актеров мы выписали из западной Германии, с такими истинно арийскими лицами. Они профессионалы, но неизвестны широкой европейской публике и раньше никогда не были в России. Первым городом, в котором оказались парни, была не Москва или Санкт-Петербург, а Кондопога в Карелии. И почти сразу их везут на площадку, в лес, где они видят меня, совсем не похожего, согласитесь, на русского режиссера. Человека, который почему-то кидается рацией, кричит, ругается...

Съемочный процесс в лесах КарелииСъемочный процесс в лесах КарелииОб этом, наверное, отдельное кино надо снимать.

Да. И вот они на дрожащих ногах подходят, а я через переводчика говорю: "Я работаю по двум системам - Станиславского и звездюлей. Это означает следующее... Вот видите, парень идет понурый? Это потому, что он плохо сыграл. А он, между прочим, исполнитель главной роли, звезда российского кино. Смотрите, что сейчас будет". "Что ты наиграл сегодня, гад!" - кричу Федорову.

У Пети, конечно, с чувством юмора все в полном порядке - он немедленно падает на колени и начинает чистить мне сапоги. Я поворачиваюсь к немцам и вижу - они в ужасе. (Смеется.) Первое время немецкие актеры были в депрессии, а потом привыкли. Был у нас один вегетарианец, Штефан, который к середине съемок пил с нами водку и закусывал домашней колбасой, другой постил на Facebook фото и писал: "Это лучшие дни в моей жизни". Они вот книгу не читали, но я им рассказывал примерно так: это компьютерная игра, в которой есть два противоборствующих лагеря.

Рассказывать им о преступлениях нацизма посчитал лишним. Вот приедут на премьеру и все сами увидят.

Еще больше фото со съемок фильма "А зори здесь тихие..." можно увидеть в нашей галерее, кликните на фото внизу:

← Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook
Текст Сабина Дадашева/HELLO!
Фото архив пресс-служб
Поделиться