Интервью

Резо Гигинеишвили: "Ничего лучшего, чем мои дети, я уже не сделаю"

В прокат вышел фильм "Без границ", над которым Резо Гигинеишвили работал вместе с режиссерами Романом Прыгуновым и Кареном Оганесяном. В преддверии премьеры Резо пригласил HELLO! в путешествие по Грузии и Армении и рассказал, как проходили съемки его новой картины, и как отцовство повлияло на его отношение к режиссуре.

Резо Гигинеишвили, Равшана Куркова и Анна ЧиповскаяРезо Гигинеишвили, Равшана Куркова и Анна Чиповская

Именно в Тбилиси и Ереване проходила часть съемок новой комедии, созданной тремя режиссерами - Резо Гигинеишвили, Романом Прыгуновым и Кареном Оганесяном. Дружная команда в составе Ани Чиповской, Александра Паля, Равшаны Курковой, Егора Корешкова, Милоша Биковича, Марии Шалаевой с дочкой Дусей и Романа Маякина побывала в тех местах, которые особенно дороги Резо. Как гостеприимный хозяин, он постарался показать Тбилиси таким, каким его знает и любит с детства. Программа получилась невероятно насыщенной, поэтому интервью в естественных декорациях режиссер давал практически на бегу...

Команда фильма "Без границ"Команда фильма "Без границ" в Грузии

Милош Бикович, Равшана Куркова и Егор КорешковМилош Бикович, Равшана Куркова и Егор Корешков в Гегарде, Армения

- Зрители хорошо помнят вашу предыдущую картину "Любовь с акцентом". Многие решили, что "Без границ" - это своего рода продолжение.

- У фильма "Любовь с акцентом" своя судьба. Он действительно очень полюбился публике, у него даже своя фан-группа существует, я до сих пор получаю теплые отзывы. И эта ответная волна зрительской энергии заставила меня задуматься о том, что тему нужно развивать. Захотелось снять истории любви не только с грузинским акцентом. Но мы решили начать все с чистого листа, оторваться от предыдущей картины.

- Как возникло режиссерское трио - вы, Роман Прыгунов и Карен Оганесян?

- Понимаете, нельзя посадить всех моих московских друзей в самолет, чтобы показать им Ереван или Тбилиси - все то, что мне так дорого. Зато можно пригласить их в кинозал. Так родилась идея дать возможность высказаться Карену Оганесяну и Роме Прыгунову, ведь все мы гордимся своей родиной и хотим говорить о любви на близком для нас языке. Каждый снимал "на своей территории" и вложил в свою историю частичку себя. У Ромы - московская новелла, у Карена - армянская. А мне, как человеку, который родился в Грузии и вырос в России, ничего не оставалось, кроме как снять две новеллы: одну - тбилисскую, а вторую - соединяющую все остальные в единое целое. Ее действие происходит в аэропорту, герой еще не пересек границу и находится в транзитной зоне, на нейтральной территории.

Резо ГигинеишвилиРезо Гигинеишвили

- Вы считаете, что любовь имеет какие-то национальные признаки?

- Имеет, безусловно. Но не само чувство, а то, как мы его артикулируем, доносим до объекта своей страсти. Грузин, русский и армянин по-разному признаются в любви. Акцент, по крайней мере, у каждого будет свой. Мы пытаемся донести до зрителя ту же мысль, которая красной нитью проходит и в фильме "Любовь с акцентом" - для любви нет границ.

- Расскажите, как проходили съемки?

- Технически картина оказалась весьма сложной, особенно в плане организации. Во-первых, задействовано много разных городов, во-вторых, большое количество сцен снималось в авиатерминалах. Аэропорт - место, где очень трудно снимать, это режимный объект, на все нужно получать разрешения, к тому же повсюду вечные толпы людей. Тех же Сашу Паля и Машу Шалаеву, согласно сценарию одетых в форму пограничников, люди часто принимали за реальных сотрудников погранслужбы, задавали им вопросы, просили помочь. Ребята с важным видом соглашались, делали для пассажиров что могли, не выходя из роли, так сказать. Были и труднодосягаемые для съемочной группы объекты в горах и на море, где нет ни условий для жизни, ни каких-либо коммуникаций с внешним миром. Поэтому процесс шел довольно долго, некоторые сцены мы несколько раз переснимали. Особенно стремились к тому, чтобы стыки между разными историями получились плавными - для сохранения целостности картины.

Анна Чиповская и Резо ГигинеишвилиАнна Чиповская и Резо Гигинеишвили на прогулке по старому Тбилиси

Резо Гигинеишвили и Анна ЧиповскаяРезо Гигинеишвили и Анна Чиповская

- Как три самодостаточных режиссера находили общий язык?

- Ну, все-таки кинопроект -мой... Мне не так много лет, но обычно это называется "художественный руководитель". (Cмеется.) Я прописал основную идею, сюжетную линию и пригласил своих товарищей, которые отозвались и пришли на помощь. Если бы я сам снимал про Армению, не смог бы показать историю изнутри - это был бы взгляд туриста, приезжего. А Карен открыл для нас такие места, которых я бы в жизни не нашел. То же самое сделал Роман в московской новелле. Они оба - настоящие профессионалы. У каждого из нас свой стиль, мы работаем в разных жанрах. Поэтому изначально оговорили узловые, принципиальные вещи. Для меня крайне важно было от начала и до конца картины сохранить общую интонацию повествования. И в этом совместном поиске, на пути взаимных уступок, укрепилась наша дружба с Ромой Прыгуновым. Мы прошли через непростое испытание - отложили в сторону свои амбиции, и в сухом остатке одно - наша любовь к кино. Можно сказать, что между нами тоже не было границ.

- Неужели обошлось без конфликтов и разногласий?

- Честно говорю - таких моментов не возникало. Видимо, у каждого уже достаточно большой опыт работы для того, чтобы уметь слышать друг друга. Мне кажется, очень легко найти общий язык, если не ставить свое я во главу угла. Это было большое счастье и удовольствие творить вместе с Кареном и Ромой. Я многому научился у них в ходе работы.

Резо ГигинеишвилиРезо Гигинеишвили в Грузии

Команда фильма "Без границ"Резо Гигинеишвили и команда фильма "Без границ" в Грузии, 2015 год

- Почему второй раз подряд главной темой вашего фильма стала любовь?

- Почему второй раз? Я все время стараюсь снимать про любовь. Уверен, если о наших ближайших соседях мы будем получать информацию только с экрана телевизора, скоро мы вообще не сможем общаться. Мне кажется, главное - личные коммуникации. Я хочу видеть, как армянин объясняется в любви русской девушке.

- Вы сейчас говорите о политике или о себе? Все-таки интернациональный семейный союз - это для вас сугубо личное?

- Да, безусловно, тема мне близка, так как я грузин, женат на русской. Даже задумывая сериал "Последний из Магикян", я во многом исходил из личного опыта и проводил какие-то параллели со своей семьей. Многое, над чем мы смеемся дома, свойственно и главному герою сериала. И хотя он армянин, это не так важно. Главное - взаимо­связь наших культур, традиций. Культура и есть та основа, на которой строятся межнациональные отношения, как в семье, так и за ее пределами.

Когда мои друзья и коллеги приезжали в Тбилиси на съемки, все говорили: "Ого, как здесь здорово! Мы даже представить себе не могли". Современное поколение потеряло представление о том, что все мы - единое культурное пространство и любим друг друга по-прежнему. Когда человек попадает в эту среду, с него слетает вся шелуха, вся грязь, которая несется с телеэкранов. Поэтому я считаю, что надо не замыкаться в пределах Москвы, а чаще путешествовать. Тот же древний монастырский комплекс Гегард под Ереваном, который показан в фильме, произвел невероятное впечатление. Да, Эйфелева башня тоже красива, но памятник в Армении зарядил меня гораздо большей энергией. Впрочем, не надо сравнивать, каждый должен составить собственное представление.

Резо Гигинеишвили и Надежда Михалкова в ГрузииРезо Гигинеишвили и Надежда Михалкова в Грузии, архив HELLO!- Кто стал первым зрителем вашего нового фильма?

- Безусловно, я все показываю жене. Но в этот раз Наде не удалось стать первым зрителем, потому что она все время снималась и была занята в спектаклях. Поэтому первыми картину увидели моя сестра и мой коллега, замечательный драматург Лаша Бугадзе, с которым мы сейчас работаем над следующим фильмом. Это произошло в Тбилиси во время выбора натуры для нашего нового проекта. Сестре и Лаше я показал рабочую копию. И даже в таком недоделанном виде картина им понравилась, они дали ценные советы. Получился такой тестовый просмотр.

- А что сказала Надя?

- Ей тоже понравилось, но она видела уже почти готовую версию. Они смотрели ее вместе с нашей подругой, крестной мамой наших детей Ольгой Любимовой.

- Бывает, что Надя критикует ваше творчество?

- Конечно, бывает, я для этого ей и показываю. Профессионально мы с ней тесно связаны и вправе давать друг другу советы. Мы делимся своими работами не ради того, чтобы бесконечно хвалить друг друга. Мне кажется, это очень важно - сначала показать то, что ты сделал, именно близкому человеку. Все-таки страшно сразу выносить свой труд на суд широкой аудитории. Перед этим хочется услышать мнение людей, которые тебе скажут правду в глаза, а Надя, безусловно, в их числе. И если бы у нее возникли какие-то сомнения, она не стала бы их скрывать. Но в данном случае ей все очень понравилось, правок не было.

Резо Гигинеишвили и Надежда Михалкова в Грузии- А вы правите ее роли своей режиссерской рукой?

- Ну что значит "правлю"? Я даю ей советы по выбору материала, она ко мне прислушивается. Когда у Нади идут пробы, она может спросить, что я думаю о той или иной сцене, героине. Вдобавок мы с Надей часто пересекались в профессии как актриса и режиссер, хорошо знаем друг друга и понимаем почти без слов. Я часто прошу ее почитать сценарий и сказать, что она думает.

- В бытовой сфере вы тоже придерживаетесь коллегиальных решений?

- В нашей семье всегда обсуждаются какие-то важные для нас обоих вопросы.

- Существует стереотип, что кавказские мужчины в семье весьма авторитарны. Выходит, вы не тиран-деспот?

- Я? Да бог с вами! Какой я тиран-деспот? Наоборот! Мы всегда договариваемся. С самого начала наших отношений так сложилось, что все решения принимаются сообща. Мне просто очень интересно, что Надя думает, мне важно знать ее мнение по тому или иному поводу. И если жена вдруг отмалчивается, я начинаю все настойчивее интересоваться и спрашивать. Потому что ее молчание меня интригует. О чем она молчит? Конечно, бывают отдельные ситуации, когда мужчина должен брать ответственность на себя, и тогда за ним остается последнее слово. Это как в режиссуре - я прислушиваюсь к мнению съемочной группы, но итоговое решение принимаю сам.

- Кто в семье заведует вашим стилем, выбирает для вас вещи?

- Я сам. Хотя особого внимания  этому не уделяю, но... Иногда какие-нибудь ботинки, которые я купил, Наде могут не понравиться, по прошествии времени она к ним привыкает. (Смеется.)

- А вы можете сделать ей замечание по части одежды?

- Нет, замечания вообще делать неправильно. Мы друг другу советуем.

- Например, "Дорогая, сними эту юбку, она слишком короткая". Можете так сказать?

- Нет, это бред. Если короткая юбка ей идет, я никогда ничего подобного не скажу.

Резо Гигинеишвили и Надежда МихалковаРезо Гигинеишвили и Надежда Михалкова на обложке HELLO!, 2011 год

- У вас обоих очень напряженный график, успеваете уделять внимание детям?

- В какой-то момент я заметил, что с появлением детей начал гораздо спокойнее относиться к профессии. Просто понял, что ничего лучше, чем они, я уже не сделаю. Наверное, это не совсем правильно, ведь профессия - то, что тебя никогда не предаст. А дети вырастут, заведут свои семьи, я буду им уже не так нужен... Но на данном этапе мне стало внутренне неинтересно с головой уходить в работу. Гораздо увлекательнее следить за тем, как растут дети. Хотя, с другой стороны, что такое режиссура? Это умение наблюдать за жизнью, пропускать все через себя, а потом свои наблюдения переносить на экран. Когда я смотрю на детей, меня настолько захватывает этот процесс, что совсем не хочется собирать вещи в очередную поездку, объяснять артистам, что они должны делать в кадре, снимать сцены, от которых я раньше получал такое удовольствие. Наверняка всего этого скоро захочется. Но пока дело обстоит именно так. (Смеется.) Сейчас основной приоритет для меня - семья. Более того, Нину с Ваней я часто беру с собой на съемки, чтобы больше времени проводить вместе.

- Как же вы с ними справляетесь на площадке?

- Ну, мне помогают няня и Надя. Главное, о чем я жалею, что физически очень тяжело соотнести графики с моей бывшей женой, поэтому я никак не могу взять с собой старшую дочь Марусю. Она часто уезжает за границу и, как назло, пересекаться нам удается пока только в Москве. Мечтаю, чтобы она тоже как можно чаще была рядом со мной и бегала по площадке. Маруся уже взрослая девочка, мне кажется, это пойдет ей на пользу.

- А роль Марусе предложить не хотите? Вообще, вы собираетесь привлекать своих детей к кино?

- Честно говоря, я бы не хотел.

- Надя с детства снималась у папы, Никиты Михалкова. Возможно, она не будет возражать, чтобы и ваши дети прошли тот же путь?

- Это надо спросить у Нади. Но я не люблю, когда родители снимают детей в кино. Мне кажется, это не очень правильно.

- Почему?

- Я считаю, в какой-то степени это предопределяет их будущую профессию. Конечно, они влюбляются в кино, и потом от этой привязанности уже невозможно избавиться. Получается, ты не оставляешь им свободы выбора. И потом, съемки - тяжелая работа, связанная и с физическими нагрузками, и с эмоциональными. Зачем детям лишний стресс? Они ведь еще так малы.

- Я знаю, что Ваня с Ниной родились в один день с разницей в два года. Как вы обычно отмечаете детский день рождения?

- Вы спрашивали, что мы в семье обсуждаем? Вот это, например, и обсуждаем. Надя предлагает: "Давай будут такие-то и такие-то дети". Я говорю: "А как же взрослые?" Для меня это такой праздник, который я хочу отмечать со всей своей компанией, с их детьми. Я вообще люблю, когда дома шумно и много народу. Не каждый день, конечно. (Смеется.) Торжество мы всегда устраиваем дома. Оформляем двор, накануне Надя мастерит какие-то смешные вещи, картонные детские шапочки и тому подобное. А я хожу вокруг нее и, очевидно, раздражаю своими советами, как и что надо делать. Не могу выключить свой профессиональный режиссерский порыв вечно руководить процессом. Уверен, это может доставать членов моей семьи, но они меня любят, а значит, пытаются терпеть. Утром в ходе подготовки обязательно надо успеть убрать подальше все шарики, которые принесли, чтобы Нина их не увидела. Во время дневного сна детей мы пытаемся судорожно все разложить, развесить, накрыть столы, чтобы к приходу гостей все было готово. Чтобы Нина спустилась к ним в красивом платье, а Ваня - в каком-то несуразном костюме, чтобы оба важничали и радовались... Но до этого момента все приходится прятать. И перепрятывать, чтобы они раньше времени не начали праздновать. А старшей, Марусе, уже девять лет, у нее другие предпочтения...

- Что вы ей подарили на девятилетие?

- Ой, не хочу говорить, потому что подарок был совсем не детский. Просто она так просила iPhone, и я... его подарил. Считаю, что это неправильно, но, если дочь просит, я ничего не могу поделать. Конечно же, я знал: через неделю-две она его потеряет, что, собственно, и случилось. Но за это время успеть получить от нее одно-два сообщения с selfie - это для меня большое счастье. Потом я хожу и неделями на нее любуюсь.

- В свое время вы с Надей поехали венчаться в Грузию, в монастырь Бодбе.

- Да, эта история была для нас ключевой. Мы поехали не ради того, чтобы нарядиться в национальные костюмы и сделать красивые фотографии. Настоятельница этого монастыря, матушка Феодора, мой очень большой друг, я ее ценю, люблю и часто обращаюсь к ней за советом. Так же, как и мой духовник, отец Иоанн, который нас венчал, что называется по благословению. Здесь могила святой Нино. Наша дочь неслучайно носит это имя...

Резо Гигенишвили и команда фильма "Без границ"

- Вы сказали, что сейчас здесь, в Грузии, работаете над новым фильмом. Что это за проект?

- Я не хотел бы пока раскрывать все карты, рановато. На время хочу отойти от легкого жанра и попробовать себя в более серьезном - снять большую историческую картину. Посмотрим. Надеюсь, получится.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook
Текст Екатерина Прянник/HELLO!
Фото Николай Зверков/кинокомпания "Небо", Владимир Широков/архив HELLO!
Теги Резо Гигинеишвили Резо Гигинеишвили новости
Поделиться