Интервью

Александр Петров и Ирина Старшенбаум о своей любви: "Такое бывает один раз в жизни..."

В начале 2017 года на экраны выйдет новый фильм Федора Бондарчука "Притяжение". Название оказалось пророческим для исполнителей главных ролей - Александра Петрова и Ирины Старшенбаум. Силу их взаимного притяжения смог оценить HELLO!

"Никакого гламура!" - заявляют они на съемке. И отказываются позировать перед камерой, начиная вольную импровизацию на тему "Быть самими собой в предлагаемых обстоятельствах".

Обстоятельства играют им на руку: много моря и солнца, ветер наполняет парус и мгновенно уносит их лодку вперед, а яхта со съемочной группой на борту начинает преследование в открытом море. Оно не закончится и на берегу: наши герои сами выстраивают мизансцены для каждого кадра, и фотографу остается только успевать фиксировать их эмоции - настоящие, которые не сыграешь.

Дуэт Саши и Иры так слажен, что уже и не дуэт вовсе: эти двое кажутся одним неделимым целым. Впрочем, разве в любви бывает по-другому? Просто бывает, что нет любви.

Бескомпромиссность, неравнодушие, бьющая через край энергия, резкое не­приятие всего, что кажется им фальшивым, - да, такие, пожалуй, могут спасти мир со сбившимися координа­тами добра и зла. Как им это удастся в новом блокбастере Бондарчука, мы увидим уже скоро - в январе следующего года. Пока есть только трейлер, где мир разлетается на куски, в Москве настоящий апокалипсис, но при чем тут притяжение? Ира в ответ: "Как говорил Ницше: "Все истинное - вопреки". 

Интересное начало разговора.

Петров СтаршенбаумИрина Старшенбаум и Александр Петров

Мы не можем сейчас говорить с вами ни о содержании фильма, ни о ваших героях. Пока это тайна. Известно только то, что на Москву опускается летающая тарелка и начинается конец света. То есть сюжет фантастический?

Только оболочка фантастическая. А кино — о людях, попавших в экстремальные обстоятельства, об их взаимоотношениях, о личном выборе. У каждого персонажа пограничное состояние практически в каждой сцене. И это то, что раскрывает характеры на сто процентов! Вы видели последний клип Coldplay — Up&Up? Там очень простые кадры, документальные, но в них внедряется невероятный воображенческий мир, и создается новая реальность, которой очень сильно веришь. То же самое в "Притяжении". Ты по-настоящему погружаешься в то, что происходит, и сопереживаешь этому. Мне кажется, зритель поверит в эту историю. Я даже уверен в этом.

Как вы попали в это кино? Кастинг проходили?

Конечно, как и все. Одни пробы, вторые, третьи. Но знакомство с Федором Сергеевичем произошло гораздо раньше. И у меня возникло ощущение, что он ко мне присматривается, пристально наблюдает. Когда мы где-то пересекались, я это чувствовал.

А мне позвонила мой агент: "Тебе надо срочно записать видеопробы, на свой телефон, к Федору Сергеевичу Бондарчуку, я тебе вышлю сцены". Я ехала в метро. "Ты что, смеешься, что ли? Пробы? На телефон? К Бондарчуку?!" Я приехала домой, ко мне пришли друзья, и мы начали импровизировать, дурачиться и записали пробы. А когда я встретилась впервые с Бондарчуком, то с первой же секунды поняла, что это абсолютно мой человек, мой режиссер, и пришло такое чувство, что если он не утвердит меня, то я буду сидеть у него на пороге и просить: "Может быть, еще попробуем? Может быть, еще что-нибудь сделаем?" С большим трепетом ждала решения и понимала, что именно с этим режиссером возник какой-то контакт, химия, и это на дороге не валяется, не часто такое бывает между людьми.

На съемках ваши догадки подтвердились?

Абсолютно. И все усилилось в разы, стало намного мощнее, комфортнее, круче. Не было ни разу никаких конфликтных ситуаций или непонимания. Федор Сергеевич любит актерские предложения, любит импровизацию, он как к чуду к этому относится.

Я всем говорю, что есть режиссеры, а есть Бондарчук. Это явление большее, нежели режиссура. Настолько он внимателен ко всем, кого взял в команду, кому доверил свое кино. Как он любит всех своих актеров! Он приезжал на площадку в 7 утра, за несколько часов до съемки, садился со всеми в гримерке и разговаривал, шутил, просил сногсшибательных новостей, историй, музыки, создавал какую-то невероятную атмосферу и понимал, как его артисты себя чувствуют в данный момент, что с ними происходит. Для него эти мелочи очень важны, но не менее важны они для артистов перед выходом в кадр. Потому что трудные, долгие смены, осень. Все не высыпаются, три-четыре часа на сон. И Бондарчук словно заряжал людей, происходил взаимообмен энергией, и после этого все выходили на площадку спокойные, в хорошем настроении, очень сконцентрированные — все мысли только по поводу работы, по поводу сцены. Федор Сергеевич сам артист, он знает, что это такое — находиться в кадре и как создать у других то состояние, чтобы в каждой сцене происходило это чудо — рождение кино.

Петров Старшенбаум хэлло

Физические нагрузки сильные были?

Да никто их не замечал! Мы могли по 12 часов пахать, горы сворачивать! У нас с Ирой была сцена: октябрь, холодно, съемочная группа в куртках, в шапках — а она в одном нижнем белье, я по пояс голый и нас поливают водой из брандспойта, которая, естественно, не теплая. Ужасно трудная сцена, физически трудная, но мы вспоминаем ее — и слезы наворачиваются, потому что какое-то невероятное ощущение космоса, удовольствия! А все делалось без каскадеров, без дублеров. Я до сих пор вижу Иру, которая просто помирает на моих руках, хотя я понимаю по ней, что холода она не чувствует, а кайфует. Вот такое фанатство от профессии, так все были заряжены на это кино — и молодые ребята, и "тяжелая артиллерия": Олег Меньшиков, Сергей Гармаш. Можно много еще рассказывать: о правильно написанном сценарии, о хорошем бюджете, о гениальном молодом операторе Мише Хасая, о команде суперпрофессионалов, которую собрал Бондарчук, — лучших людей в киноиндустрии в нашей стране. Это, конечно, круто, потому что появляется невероятная надежда на российское кино. И американцы, которые сейчас делают обзоры на трейлер "Притяжения", просто обалдевают от того, что это у нас происходит, в России, в принципе не балующей большим кино, которое можно показывать по всему миру.

У ваших с Ирой героев романтическая история, верно? Как случилось, что персонажи вышли в жизнь?

Это не персонажи вышли в жизнь. По-другому все сложилось. Знаете, я часто ориентируюсь на слова своего мастера в ГИТИСе, Леонида Ефимовича Хейфеца, который в ответ на вопрос, как он выбирает учеников из тысяч людей, пришедших на конкурс, говорит: "Открывается дверь в аудиторию, заходит человек, и я сразу понимаю, будет он у меня учиться или нет". У нас с Ирой то же самое. Наша первая встреча произошла, когда она снималась на площадке фильма "Крыша мира", а я в "Полицейском с Рублевки", во вторых сезонах этих сериалов мы сейчас и дальше снимаемся.

Да, у нас площадки были в пяти метрах друг от друга. Случайно. В центре Москвы стояли.

Петров Старшенбаум сочи

Тогда уже мы оба были утверждены в "Притяжение". А я безумно любопытный человек и, естественно, открыл ее профиль в Интернете, фотографии нашел. Думаю: "Странный выбор у Бондарчука. Какая-то девочка. Не знаю ее, эту девочку… Ну Федору Сергеевичу виднее". И забыл об этой истории. А тут приезжаю на смену "Полицейского" и вижу — какой-то чужой "караван" стоит, говорят, "Крыша мира" приехала. И вот из соседнего с моим актерского вагончика вдруг выходит такая… Девочка с сигаретой, с кофе, в халате, улыбается... У нее есть черта, у Иры, — она разбрызгивает свет вокруг себя. Я ей всегда говорю: "У тебя, конечно, света много, но ты экономь", потому что она его отдает киловаттами — людям, природе, животным, всем-всем. Просто выходит солнце и озаряет все вокруг. А в первую встречу это было дерзкое такое солнце — ведь она уже утверждена к Бондарчуку и снимается в сериале в главной роли! И Ира что-то мне крикнула…

Я смотрю — кто это? Тот Саша Петров, про которого все говорят? Все еще влюбляются в него, бред какой-то! Я подошла и говорю: "Привет, мы с тобой будем сниматься вместе у Федора Сергеевича". Он: "Да-да, ага…" Я: "Ну ладно, пока, я сниматься пошла!"

Короткий разговор, улыбнулись друг другу. Но в этот момент что-то щелкнуло, ты еще не понимаешь и не можешь объяснить, что происходит, но ясно это чувствуешь — ба-бах! Вечером я снова открыл профиль Ирины Старшенбаум в соцсети, уже по-другому посмотрел на нее и сам себе сказал: "Интересно". Внутреннее чутье подсказывало, что такого со мной еще не было. И страшно, и весело, и необычно становится — это ощущение, которое невозможно описать…

У меня по-другому. Я тогда настроилась исключительно на работу. В какой-то момент захлопнулась дверь, за которой осталась мечта о любви, об отношениях. Только профессия — все остальное для меня было неважно. И именно тогда, когда я отвернулась от этого, оно пришло. Вселенная над нами смеется… Когда мы начали работать вместе и я узнала Сашу ближе, я увидела в нем невероятную внутреннюю силу, мужественность, такие редкие, особенно в этом возрасте. И взгляд у него особенный — правильный, внимательный, сосредоточенный. Я подумала: "Вау, классно, хорошо!" Мне было даже страшновато поначалу с ним сниматься — из-за его харизмы, энергии, обаяния, которыми он всех покоряет абсолютно. Я очень долго это отталкивала, пыталась избавиться от, наверное, неизбежного.

Что это будет за кино и как сильно повлияет вообще на мою жизнь, мне стало понятно, когда я зашел перед первой сменой в свой вагончик. Посидеть, просто помолчать. И смотрю — на стене бабочка, и вдруг она начинает летать. Это было начало октября, когда бабочек уже быть не может. А она есть, и я за ней наблюдаю, смотрю на нее, а она летает, летает, летает. И тогда я понял, что все будет хорошо.

Петров девушка

Вы оба люди с очень сильными и независимыми характерами, с сильной энергетикой. И, наверное, оба невольно стремитесь к доминированию. Это не пугало вас в начале отношений?

Мне кажется, тут два варианта развития событий. Либо эти две энергии друг друга примут и объединятся, либо они оттолкнутся друг от друга. В нашем случае они, энергии, поговорили друг с другом сами и поняли, что круто быть вместе. Как по отдельности — о’кей, все понятно. А если вместе их представить — какая может силища возникнуть?! (Смеется.) И получилось то, что получилось. А дальше — как снежный ком! Есть вещи, которые человек контролировать не может, ну никак. Невозможно контролировать любовь, то, что у тебя происходит в самом сердце. Оно независимо от тебя существует. И ни один гениальный философ не смог и никогда не сможет этого объяснить. И мы тоже не можем, да и зачем? Но если говорить про кино, то наши совместные сцены с Ирой…

…они не должны были быть такими. Федор Сергеевич смеялся над нами: "Вы все испортили! Ты не должна была его любить! Зачем вы это сделали? Хотите фильм запороть?" Мы даже искали выход из этого положения.

Жаль, подробностей нельзя раскрывать, но, поверьте, в результате все получилось даже лучше! И народ на площадке ходил с такими вот глазами и говорил: "Блин, а как же круто вышло!"

Вам свойственно представлять будущую жизнь, планировать или загадывать что-то?

Конечно. Все очень хорошо будет!

Знаете, я никогда не задумывался по поводу семьи. До знакомства с Ириной думал, что есть любимое дело, это главное, а остальное само собой как-то сложится. А сейчас понимаю, что хочу семью, детей, домик в Под­московье, садик-огородик. Как в песне у Гуфа. И еще понял, что такое бывает один раз в жизни, когда видишь все ясно и прозрачно — вот ты встретил своего человека и ты хочешь с этим человеком идти смело дальше, не оглядываясь назад, по правильной дороге, и все складывается так, как надо. Самое непростое и самое главное — быть честным с собой, и в профессии, и, как это ни странно прозвучит, в личной жизни. Быть честным с собой.

Ира, вы понимаете, как вам повезло?

А вы понимаете, как ему повезло? (Смеется.) На самом деле, конечно, я все-все понимаю. До встречи с Сашей я убегала от всего, что происходило в моей личной жизни. Была такой "сбежавшей невестой". Всегда казалось, что что-то не так. Вроде и нормально, но не так. Интуиция у меня очень сильно развита — это, наверное, единственное, что ведет меня по жизни. И когда появился Саша, я всем своим существом почувствовала — вот это всё. Такого совпадения не может быть, но оно есть. Мы как-то вместе снимались в коротком метре у одного испанского режиссера и сидели на лестнице в подъезде, ждали, когда квартиру подготовят к съемкам. И я говорю: "Ну чего, когда свадьба-то у нас?" Саша отвечает: "Ты что, хочешь за меня замуж?" — "Ну конечно!" Вот такие разговоры были обычны и нормальны. И вроде все легко, в шутку, несерьезно с обеих сторон, а внутри — все всерьез.

Петров личная жизнь

Саша, вас называют актером-неврастеником. И даже сравнивают с гениальным Олегом Борисовым. Лестное сравнение. На сцене вы и Гамлет, и Лопахин. А еще есть поэтические вечера, где вы читаете Маяковского просто на разрыв аорты. Но в жизни, похоже, вы совсем не рефлексирующий и сцену оставляете сцене?

Можно я отвечу? После того как я впервые посмотрела "Вишневый сад" с Сашей, подумала: "Это вообще невыносимый в жизни человек!" Тогда мы еще не встречались. А сейчас я понимаю, что более нормального мужчины, настоящего, и быть не может. И когда у меня случаются закидоны, он посмотрит так с юмором и скажет: "Если что, я в соседней комнате". Он никогда не вступает ни в какие конфликты, гасит разногласия. У него все просто: "Ну это же женщина, о’кей". Если бы я этого не видела, не поверила бы! Ведь творческие личности и в жизни любят поиграть. С Сашей, к счастью большому, этого не происходит.

У меня всегда было ощущение, что профессия — это профессия, и это очень здорово, а в жизни ты должен быть человеком, просто человеком. Вовремя выходить из образа и не грузить окружающих своим невероятным внутренним миром. Я всегда привожу в пример Ди Каприо. У него огромное количество денег, слава невероятная, его любит весь мир, офигенные роли, в которых он разный — всегда. Он может позволить себе, кажется, все что угодно, и ему простят. А он занимается тем, что пытается помочь Земле бороться с изменениями климата. Он отдает свои деньги, свои силы, объединяет людей для спасения планеты. Просто вдуматься в это! У меня мурашки начинают бегать. И, конечно, ты равняешься на таких людей и думаешь — вот это ни хрена себе цель и задачи! Вот это ни хрена себе мечты! И понимаешь, что тебе есть куда идти, к чему стремиться. Ты имеешь на это полное право. И дойдешь, если будешь мечтать и работать. У нас с Ириной совпали в этом вопросе и планы, и предпочтения, и цели. Мы засиживаемся до поздней ночи, всё разговариваем, разговариваем, а с утра вставать рано, не высыпаемся. Но какое замечательное чувство возникает, что ты постоянно не наговариваешься с человеком. Ну все уже, кажется, пойдем спать. Да нет, давай еще чуть-чуть посидим. Чай попьем.

А потом смотришь — 5 утра на часах. И это каждый раз неожиданно происходит.

Зато сколько размышлений, какое количество сил, энергии! Две чашки кофе — и ты в порядке. Да что там! Нам по по-прежнему 16 лет, поэтому, мне кажется, мы можем себе позволить такие вещи. (Смеется.)

ПетровАкватория Морского порта Сочи - отличное место для водных прогулок. Но съемка для HELLO! скорее напоминала регату. Ветер рвал паруса, волны заливали корму, но это только добавляло драйва Александру и Ирине

Текст Нина Суслович/HELLO!
Фото Любовь Шеметова, Дмитрий Исхаков
Теги звездные пары Александр Петров
Поделиться