Интервью

Венсан Кассель для HELLO.RU: "Я нашел ключ к бессмертию"

Вчера, 20 октября, в прокат вышел фильм "Это всего лишь конец света", принесший своим создателям сразу две пальмовые ветви - Приз жюри основного конкурса и Приз экуменического жюри. Одну из главных ролей в картине - нетерпимого и бескромпромиссного брата главного героя - исполнил знаменитый французский актер Венсан Кассель. О том, как ему работалось с триумфатором Канн Ксавье Доланом (у 27-летнего режиссера уже четыре пальмовые ветви), о принципах своей актерской игры, о семье и бессмертии - в интервью HELLO.RU.

Драма "Это всего лишь конец света", основанная на одноименной пьесе Жана-Люка Лагарса, стала шестой полнометражной работой Ксавье Долана. В ней режиссер снова исследует семейные отношения: действие охватывает всего несколько часов, в течение которых происходит встреча успешного писателя Луи (Гаспар Ульель) с мамой (Натали Бай), сестрой (Леа Сейду), братом (Венсан Кассель) и его женой (Марион Котийяр) после двенадцати лет разлуки.

Луи возвращается в родной дом, чтобы сообщить семье о своей неизлечимой болезни. Однако отношения, которые привели к расставанию, даже спустя годы приводят к звенящему напряжению между родными. И больше всего напряжения исходит именно от героя Венсана Касселя, который так и не простил брата за ошибки прошлого.

Венсан КассельВенсан Кассель

Венсан, на каких языках Вы говорите?

Честно? На французском, английском - это понятно, на португальском тоже становится легко объясняться. Еще на итальянском, когда долго живу в Италии. Полагаю, что когда говоришь хотя бы на трех языках из латинской группы, можно говорить и на испанском, опять же если долго живешь в этой стране.

Когда вы играете на других языках, влияет ли это на вашу игру?

Да. Я бы предпочел все время играть на французском, для меня это проще, а игра на других языках прибавляет мне работы. Я, кстати, играл однажды на русском в фильме "Порок на экспорт". Во всяком случае это был английский с использованием русских слов. Также был фильм полностью на русском - "Именинница". До сих пор не понимаю, как я это сделал.

Вам нужно понимать язык, чтобы на нем играть?

Да. Правда я и сейчас не понимаю, почему они меня взяли на роль и как я это сделал. Иногда в сценарии доходило до трех страниц диалогов на русском, и я помню, как сказал режиссеру: "Знаешь что? Если не будет получаться, я просто буду нести чушь на выдуманном языке, а вы при монтаже озвучите, как вам нужно". Но постепенно, шаг за шагом, у нас все получилось. К концу дня я не мог поверить, что мы сняли целых три страницы сценария целиком на русском языке.

Венсан Кассель в фильме "Порок на экспорт"Венсан Кассель в роли русского мафиози Кирилла в фильме "Порок на экспорт"

Венсан Кассель и Матье Кассовиц в фильме "Именинница"Венсан Кассель и Матье Кассовиц в роли русских преступников - Алексея и Юрия - в фильме "Именинница"

Вы были в Каннах в прошлом году с фильмом "Мой король" Майвенн Ле Беско, где, как и в картине "Это всего лишь конец света", играли еще одного взрывного персонажа. Вам комфортно в таких ролях?

Мне комфортно в хороших фильмах. Мне очень нравятся эти картины, я влюблен в обе. Ксавье и Майвенн - настоящие режиссеры. У них есть собственный стиль, характер, манера работы. У Долана очень стильные фильмы, а стиль не покупается.

В чем проявляется его стиль?

В том, как движется его камера, как он рассказывает свою историю, как вызывает в тебе эмоции. Здесь нет какой-то четкой логики. Сначала непонятно, в каком направлении он движется, а затем бам - и он ошеломляет тебя!

Он много с вами разговаривал на площадке?

Да, даже во время самих съемок. Майвенн такая же. Может быть, это поколение такое, я не знаю.

Стиль Долана чувствуется на площадке или только во время просмотра фильма?

Конечно, он присутствует на площадке. То, как он снимает, - это, конечно, стиль самой картины, который постепенно доходит до тебя и так же "выманивает" зрителя. Это монтаж, качество картинки, свет. Это как (щелкает пальцем) финальная версия, которая объединяет все вместе.

Марион Котийяр и Венсан Кассель в фильме "Это всего лишь конец света"Марион Котийяр и Венсан Кассель в роли Катерины и Антуана в фильме "Это всего лишь конец света"

Чему вы научились у Ксавье?

Он чрезвычайно органичен в том, как он работает, вкладывает всю страсть в это - может, из-за своего возраста. Его требования со стороны выглядят так: ты должен быть настоящим, задавать себе правильные вопросы, быть честным с собой и с другими - и все получится. Важную роль играет стиль Ксавье, о котором я говорил, и то, что его очень сложно понять. Все дело в нем, понимаете?

Вам важно быть похожим на своего персонажа, чтобы играть его?

Думаю, да, но не полностью. Нужно уметь играть с тем, что у тебя есть и чего у тебя нет, с тем, чего ты боишься и чего хочешь, - все это важно для роли. Нужно пропускать через себя любого персонажа как фильтр. Что касается Антуана в фильме "Это всего лишь конец света", то с ним мы совсем разные, и оттого играть его было достаточно забавно. Конечно, порой сложно сказать, что ты чувствуешь, очень сложно справляться с семьей, понимать, что рядом с родными ты можешь оставаться одиноким. Невыносимо сложно признаваться людям в своей любви к ним, речь ведь в картине об этом. Я понимаю Антуана, но его мировосприятие очень отличается от того, как я чувствую этот мир.

Марион Котийяр говорила, что все диалоги были в точности как в сценарии. Это так?

Да, но у нас с ней все-таки разный подход к диалогам. Я знаю, что Марион очень хорошо готовится к роли, заучивает все реплики, это ее метод работы. Я же чувствую, что никогда не запоминаю всех строк (смеется). Этот фильм снят по пьесе, то есть реплики изначально закреплены за персонажами, но мне не очень нравится их учить. Я люблю примерять их на себе и лишь отталкиваться от них. Ксавье посоветовал мне говорить так, как я чувствую, как мне удобно. Если мне не нравилось, как написана строчка, я мог перефразировать ее, что я и делал. Но увидев фильм, я понял, что его диалоги все-таки очень линейны и ритмичны. В итоге получилось, что, хотя я и говорил от себя, все встало в эту общую структуру пьесы органично.

Кажется, что вы очень мягкий человек, но вы часто играете вспыльчивых, яростных персонажей. Почему?

Вы уверены, что я такой уж мягкий? (смеется)

Во всяком случае вы производите такое впечатление...

Разумеется. Но мы все его производим в каком-то смысле. Думаю, в реальности мы являемся социальными животными, пытаемся жить друг с другом. Нас воспитывали так, что мы должны быть очень правильными. Всем известно, что нужно быть вежливым - так работает общество, но все-таки, несмотря на слово "социальные", мы - животные. Большую часть времени мы не выпускаем зверя наружу, потому что знаем, как нужно себя вести, но в глубине души мы и завидуем, и ревнуем, и злимся, и прекрасно, что при создании фильма мы можем выпустить этих зверей на свободу.

То есть вы выпускаете своего внутреннего зверя на свободу только в актерской игре?

Ну, иногда и в реальной жизни, но потом мне становится стыдно, потому что так меня воспитывали (ухмыляется).

Венсан Кассель

Вам близки вопросы семейных проблем, которые задает фильм?

Да, абсолютно. Главная проблематика семейной истории - в том, что ты не выбираешь свою семью. Тебе приходится мириться со своими родственниками до конца жизни кого-либо из них. Это довольно интересно, потому что это - обязательство. Нужно научиться как-то с ними жить, иначе будет хуже. Нужно находить общий язык с родителями, хотя порой это невозможно. Оскар Уайльд как-то сказал, что свою жизнь ты начинаешь с любви к родителям, потом ты их ненавидишь, и в конце концов ты их прощаешь. Даже если ты не подвергался насилию, когда был ребенком, - это уже совсем крайность - вырастая, ты думаешь, что хочешь убить родителей. Также я заметил, что как только они покидают этот мир, ты перестаешь с ними бороться и начинаешь походить на них еще больше. Мой отец всегда говорил мне: "Влюбляешься в девушку - посмотри на ее мать. Когда-то она станет точно такой же". Может, каким-то особенным путем, но это так. И это правда. Это не только происходит с твоей женой, например, я и в себе это вижу. Своего отца я постоянно замечаю в себе, в своей манере ходить. Это и есть ключ к бессмертию.

Это плохо?

(Поет) 'It's like that, and that's the way it is.' Это кстати, Run-D.M.C. Нужно признать, что в рэп-музыке есть очень хорошие тексты.

Вы из тех актеров, которые слушают музыку на площадке, чтобы перевоплотиться в персонажа?

Это вы про серьезных актеров - я не из их числа. Раньше я этим занимался, но много лет уже не делаю так.

Как вы думаете, почему Ксавье выпускает так много фильмов?

Это не выбор - это вопрос выживания для него. Ксавье является тем, кто он есть, потому что по-другому он не может. Когда он на площадке, он расцветает. Он - король, вы знали? В реальности он гораздо более скромный. Он курит, и он не самый простой человек в жизни, но на площадке он - великан. Не думаю, что это выбор. Кажется, что он просто должен делать то, что он делает.

Короли часто бывают тиранами.

Но он же король не в смысле всемогущества и абсолютной власти. Он - принц. Его можно описать как запертую душу старика в теле маленького принца. Он и есть Маленький принц.

Гаспар Ульель, Леа Сейду, Марион Котийяр, Ксавье Долан, Венсан Кассель и Натали БайГаспар Ульель, Леа Сейду, Марион Котийяр, Ксавье Долан, Венсан Кассель и Натали Бай на премьере фильма "Это всего лишь конец света" на Каннском киновестивале, май 2016 года

Ваш герой Антуан часто раздражается. А что может свести вас с ума?

Прямо сейчас я бы сказал, что ничего (смеется). Потому что я счастлив, в отличие от Антуана. Когда ты несчастен, тебя раздражает практически все. Когда у тебя черная полоса в жизни, хочется убить всех сразу и говорить только о плохом, если же ты чувствуешь себя счастливым, все становится легко.

Фильм показывает очень напряженную встречу совершенно разных людей. Было ли похожее ощущение на съемках?

Вопрос с подвохом. Я смотрю на площадку как на вечеринку, где можно повеселиться, не воспринимать себя серьезно, заигрываться, потому что, мне кажется, так можно раскрыть себя гораздо лучше. Если начинаешь импровизировать, ты отпускаешь себя, говоришь то, что не должен был и раскрываешься. А в этом, на мой взгляд, и есть главный смысл актерской игры.

Значит ли это, что вы никогда не погружаетесь полностью в персонажа, а остаетесь на берегу, наблюдаете за ним со стороны?

Нет, я погружаюсь полностью. Этому я научился еще на занятиях. Тогда я ненавидел это слово - "психофизический опыт" - означающий, что вместо головы ты должен использовать свое тело. Звучит серьезно, но на самом деле нет, поверьте мне (смеется). Ты пробуешь использовать этот метод - смеешься, плачешь, но это не ты, и так и должно быть.

В фильме поднимается тема дома. Как жизнь актера, который вечно в разъездах, влияет на ваше представление о доме?

Вы говорите по-французски? Есть фраза: j'aime rien, j'suis parisien. "Я ничего не люблю, я - парижанин". Первая часть этой фразы, конечно, не про меня, ведь мне нравится очень многое (смеется). И все же я парижанин.

Вы когда-нибудь останавливаетесь подолгу в одном месте?

Я - вечный кочевник, в этом моя особенность. Я всегда готов сорваться с места. Я часто сбегаю с площадок. Не шучу - практически на всех съемках, когда нужно снять самый последний дубль, мне уже нужно на самолет.

Ваша семья не скучает по вам?

Они часто путешествуют, летают, и это мне очень нравится. Так уж я вырос, и так растут мои дети. Думаю, что это здорово. Конечно, я понимаю, что это огромный урон для экологии, но с другой стороны, это прекрасно.

Вы говорите, что вы - парижанин, но свою актерскую карьеру вы начали в Нью-Йорке. Почему?

Я очень привязан к Нью-Йорку, потому что раньше там жила моя мама, я ее часто навещал. "Актерская студия" во времена зарождения хип-хопа всегда была моей мечтой. Во Франции я был американцем. Носил кроссовки, ел фаст-фуд, был привязан к культуре хип-хопа, которой там еще не существовало. Поэтому я поехал в Нью-Йорк - очень хотел поступить в "Актерскую студию". Хотел быть курьером на велосипеде, как в фильме Спайка Ли. Но приехал туда и понял, что я самый настоящий француз.

Помню, как я гулял по улицам города, слушал Эдит Пиаф и плакал в поисках камамбера. А там не было никакого камамбера, этого вонючего сыра, который любят все, кроме американцев. И я осознал, что я - француз. Вот и сейчас, со всеми религиозными проблемами в мире и кризисом личности, я чувствую себя французом. И горжусь этим.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook
Текст HELLO.RU
Фото PA Images
Теги Венсан Кассель новости
Поделиться