Интервью

Елизавета Боярская и Максим Матвеев: "Наша семья наконец-то воссоединилась"

Сегодня, 8 июня, в прокат вышел фильм "Анна Каренина. История Вронского" с Елизаветой Боярской и Максимом Матвеевым в главных ролях. Накануне премьеры супруги-актеры рассказали HELLO! о работе над картиной, своих героях и частной жизни.

Минувшей весной зрители уже видели сериал "Анна Каренина", а теперь смогут оценить и полнометражную версию картину Карена Шаханазарова. Телепремьера  сделала Елизавету и Максима самой обсуждаемой парой сезона - они оказались в эпицентре таких бурных дискуссий, которые не каждый способен выдержать.

Для фотосессии HELLO! Лиза и Максим выбрали образы, совсем не похожие на образы героев Льва Толстого - Анны и Вронского. Гротескные, ироничные, современные. На площадке они от души хулиганили - надо же и от­дохнуть от серьезности исторического жанра. Но все же "Каренина" их не отпускает. С момента окончания съемок прошло уже больше года, но оба настолько поглощены своими персонажами, что, кажется, до сих пор пропускают их через себя, анализируют, что-то пытаются найти. И, похоже, не замечают, что, рассказывая об Анне и Вронском, говорят о себе.

Телеверсия "Анны Карениной" вызвала большой резонанс. Вы следили за реакцией зрителей, прессы?

Ну не "Теремок" же все-таки делали, так что резонанс вполне ожидаемый.

Было бы удивительно, если бы экранизация такого произведения не вызвала отклика. Тогда уж точно нужно было бы ставить минус всей команде создателей, включая нас, исполнителей главных ролей. За реакцией зрителей и прессы я, естественно, следил. Было очень ценно получить отзывы коллег, конструктивная критика которых помогает расти, а приятные комментарии придают сил. Мнения зрителей во всей их эмоциональной красе - от лестных до негодующих - еще раз продемонстрировали творческий потенциал наших людей. Думаю, что это прочтение "Анны Карениной" дало возможность каждому вновь поразмышлять о силе любви, о выборе, о вопросах нравственности. И, конечно, сравнить образы героев, которые нарисовало воображение при чтении романа и просмотре других киноверсий.

Так получилось, что, не дождавшись конца показа, я улетела в Вашингтон на гастроли, поэтому за ажиотажной дискуссией не следила. Но я особо и не стремилась, ведь уже видела сериал, поэтому была спокойна и уверена за нашу работу. Вот за кино волнуюсь, еще не смотрела. Из того, что меня особо порадовало, - очень хорошие и серьезные слова я услышала от своих педагогов, от литературоведов, театральных критиков. Это редкость, и это дорогого стоит.

Елизавета Боярская и Максим Матвеев в фильме "Анна Каренина"Елизавета Боярская и Максим Матвеев в фильме "Анна Каренина"Работа над проектом "Анна Каренина" заняла у Елизаветы и Максима больше года. Оба признаются, что для них это было стопроцентное творческое партнерство, которому сопутствовало глубокое погружение в материал

Но в ваш адрес прозвучало и довольно много критики. Вас это задело?

Я очень осознанно нахожусь в своей профессии и знаю, что своей работой могу дать зрителям нечто большее, чем просто развлечение. Сейчас это - научить людей принимать себя и других. В моем представлении мир был бы гармоничным, если бы люди с пониманием и любовью относились друг к другу, своему делу и окружающей среде. Вот я и стараюсь создавать и показывать образы, характеры со всеми их недостатками, чтобы посмотревшие смогли стать мудрее, лучше и терпимее. Я себя рассматриваю как инструмент для реализации чего-то большего. И это дает мне силы не быть задетым.

Семь с лишним лет назад вы познакомились на съемках фильма "Не скажу". Над "Анной Карениной" работали, уже будучи мужем и женой. Что изменилось за эти годы, вам проще стало сниматься вместе?

Я бы не сказал, что по большому счету что-то изменилось. Просто появился опыт, накопленный за годы совместной жизни. И определенная степень доверия и близости. Что, как мне кажется, положительно повлияло на наше взаимодействие на площадке.

На съемках "Не скажу" каждый из нас в большей степени думал о своей роли. Безусловно, мы были чуткими партнерами, друг другу помогали, но все-таки свои актерские задачи решали параллельно. А здесь мы изначально ощущали себя единым организмом, сообщающимися сосудами. Это была ситуация стопроцентного творческого партнерства. Нам с Максимом уже столько лет легко вдвоем - в личных отношениях. Мы так хорошо друг друга знаем! Когда мы разбирали ту или иную сцену Анны и Вронского, нам было достаточно сказать: "Ну ты же знаешь, как это бывает?" Семейный опыт помогает передать трудноуловимые, глубинные, но понятные всем влюбленным парам нюансы отношений. Даже тактильное знание друг друга, на мой взгляд, ощущается в кадре.

Максим Матвеев и Елизавета Боярская в съемке HELLO!Максим Матвеев и Елизавета Боярская в съемке HELLO!

Вы получили роли, о которых можно только мечтать. Что вы испытали, узнав, что утверждены?

Не очень согласен, что Вронский - это прямо роль мечты. Я вообще боюсь очевидностей. А о моем герое сложилось столько стереотипов, заложенных в нас еще со школьной скамьи! Все знают, какой он, какая Анна... Среди этих шаблонов очень сложно найти что-то настоящее, сделать Вронского непохожим на того, кого все привыкли в нем видеть, и вместе с тем убедительным. Поэтому первая моя реакция - я очень сильно озадачился. Нужно было свой интерес к герою чем-то подогреть, зажечь себя.

И чем вы себя зажгли?

Перечитав роман, понял, что Лев Николаевич Толстой гораздо умнее, мудрее и глубже всех наших школьных представлений. Для меня Вронский - вовсе не герой-любовник, он абсолютно характерный персонаж. Недалекий человек, фактически брошенный родной матерью, не имевший перед глазами примера нормальных семейных отношений. Он инфантилен, не способен оценить последствия своих поступков и те эмоции, которые испытывают другие люди. В самых пиковых сценах Вронский говорит: "Анна, ну успокойся", и понуро вешает голову. Вот все, что он может сделать. В этом его моральная инвалидность. На меня он производит впечатление щенка, который интуитивно идет туда, где ему хорошо. Обсуждая с Лизой роман, я ловил себя на том, что Анна в какой-то момент начинает меня страшно, невероятно раздражать! Бесить как мужчину. Другой бы на месте Вронского наорал, ударил по столу, но дал понять женщине, что рядом с ней находится мужчина, который понимает, что он делает, и на которого можно положиться. А он только: "Анна, ну успокойся..."

Максим Матвеев в съемке HELLO!Максим Матвеев в съемке HELLO!Елизавета Боярская в съемке HELLO!Елизавета Боярская в съемке HELLO!

В отличие от Максима, для меня это реально была роль мечты! Так получилось, что в первый же раз мы с ним пробовались вместе. И я осталась, честно говоря, удовлетворена результатом. Знаете, в любой профессии бывает такое состояние, когда понимаешь, что сегодня сделал что-то особенно хорошо. У меня сразу возникло ощущение, что у этой истории будет продолжение. И когда мне сказали, что я утверждена, в ответ прозвучал мой долгий радостный вопль. Такие великие режиссеры прикасались к этому произведению, такие актеры и актрисы! Такой шлейф у него грандиозный. И вообще - это история на все времена, она близка любой женщине и любому мужчине. Конечно, я тут же подумала: "Боже, это такая ответственность!" Так что первым чувством был, скорее, страх. Мгновенная радость, а потом сразу - страх. Пожив с этим немного, я поняла, что ощущение ответственности сковало руки, ноги и разум. И что все это - страшная глупость, что мне надо обо всем забыть и довериться себе и режиссеру. Я должна просто прожить эту историю так, как чувствую. Когда я к этому пришла, наступило расслабление. Дальше мы с Максимом начали готовиться к съемкам. Это был удивительный процесс серьезного погружения. Мы бесконечно перечитывали и сам роман, и литературу о нем, и дневники Толстого, репетировали, учили тексты. К счастью, у нас было много времени на подготовку и мы могли не ограничивать себя.

И как же вы чувствовали свою героиню? "О чем" ваша Анна?

Анна - сильная, незаурядная, умная, очень сложно­сочиненная дама. Вронский, решившись ухаживать за ней, конечно, не подозревал, какой айсберг отколется и поплывет вслед за ним. Я уверена, что она вышла замуж за Каренина по любви, но не зная страсти. Она родила ребенка, в котором души не чает, она - жемчужина общества, к ней все тянутся, ее все любят. Она не холодная светская львица, а молодая, улыбчивая женщина, открытая и обаятельная. Анна не упала в омут отношений с Вронским, а долгое время сопротивлялась его настойчивости. Рядом с ним она открыла в себе новый мир чувств - бесстыдный, чарующий, темный, мучительный. Когда ты понимаешь, что падаешь в бездну, но тебе в этой бездне хорошо. Она принесла в жертву сына, семейное благополучие, положение в обществе, у нее ничего не осталось, кроме этого человека, в котором она растворилась. А взамен - "Анна, ну успокойся". Трагедия в том, что Вронский пытался дать Анне все, что мог, но в ее глазах это "все" несоизмеримо ничтожно в сравнении с ее жертвой и ее потребностью в любви. В масштабах своего темперамента, необъятности натуры она его своей любовью просто удушает.

А вам самой знакомы такие страсти? Остались ли похожие эмоции после семи лет семейной жизни?

Страстей мне хватает в кино и на сцене! Я и раньше так говорила, а сейчас сразу две подписи готова поставить под этой своей фразой. Потому что... ну это невыносимо - постоянно находиться в подобном эмоциональном напряжении, в непонимании, отчаянии, боли, в ощущении конца света! Такие чувства даже играть мучительно, а уж жить с этим... Нет, не дай бог. Предельные переживания прекрасно пропустить через себя как актриса, дойти до исступления. И вернуться к своей жизни. Я люблю благополучие, спокойствие, взаимопонимание, взаимоуважение. У Анны с Вронским разная весовая категория в эмоциональном плане, разное мироощущение, даже разный болевой порог. Таким людям всегда трудно вдвоем. А мы с Максимом очень близки по духу, мы равны в наших эмоциональных проявлениях, у нас нет территории неразрешимых конфликтов. Мы друг друга уважаем, любим и ценим. И я бы никогда не променяла покой, надежность и благополучие на какую-то неистовую страсть.

Максим Матвеев и Елизавета БоярскаяМаксим Матвеев и Елизавета Боярская познакомились в августе 2009 года на съемках фильма "Не скажу", а летом 2010-го уже поженились. Свадьба была весьма скромной по нынешним меркам. Спустя два года у пары родился сын Андрей. Родители никогда не допускают участия мальчика в фотосессиях и не берут его с собой на светские мероприятия

Максим, а вы что скажете на этот счет?

Да, согласен.

Вы по-прежнему продолжаете жить на два города?

Нет, наша семья наконец воссоединилась. Мы уже довольно давно переехали в Москву, здесь наш постоянный дом, сын ходит здесь в сад. В Питер мы приезжаем в гости к бабушке и дедушке. А я езжу работать в Малый драматический театр на спектакли, которых у меня достаточно много.

Сложно вам было решиться перебраться в Москву окончательно?

Нет, я должна быть там, где мой муж и ребенок. Москва, Калининград, Питер или Саратов - это не имеет никакого значения. Надо было бы - летала бы на работу оттуда.

Вашему сыну Андрею уже пять лет. Вы ни разу не показывали его прессе. Это принципиальная позиция или суеверие?

Я вообще не понимаю, зачем это нужно. Даже на примере Лизы, судя по ее детским фотографиям, вижу, что дети тяжело переживают повышенное внимание - к себе, к своим родителям. Это лишает непосредственности, детство превращается в работу. Мне бы хотелось сохранить непосредственность в своем ребенке. Поэтому я принципиальный сторонник достаточно закрытой жизни.

В детском саду чувствуется повышенное внимание со стороны воспитателей или других родителей?

В новый сад Андрей ходит всего третий месяц, но мы очень довольны. Вокруг милые, деликатные, простые в общении люди, никакого повышенного внимания или особого отношения не ощущаем. Несколько раз мы приходили на общие мероприятия с родителями, было очень весело. Одно из них проходило в бассейне - дети плавали, а мы должны были их поддерживать и болеть. Все надели на руки мочалки, в общем порыве кричали кричалки. В общем, в саду все хорошо.

На недавнем дне рождения вашего сына присутствовала бывшая жена Максима, Яна Сексте. Вы дружите?

Дружим, причем дружим семьями! Вдобавок мы задействованы вместе в спектаклях в Московском художественном театре.

А еще у нас много общих друзей и у всех дети одного возраста. Конечно, не так часто удается видеться, но все же. Плюс мы втроем являемся попечителями благотворительного фонда "Доктор Клоун", это очень важная для всех нас история, которая объединяет.

Елизавета Боярская и Максим МатвеевЕлизавета Боярская и Максим Матвеев

Вы рассказывали в одном из интервью, что Андрей уже хорошо читает, учит иностранные языки. Чем еще он увлекается?

Мне кажется, главное его достоинство в том, что он обычный ребенок. Он умеет то, что в его возрасте умеет каждый. Любит, когда ему читают, сам пока не очень стремится засесть с книжкой. Он замечательно, логично рассуждает. Неплохо говорит, на мой взгляд, - видимо, потому что мы с Максимом все-таки общаемся на хорошем русском. Андрей периодически вставляет какие-то недетские обороты - "я полагаю, что", "я не вполне согласен", это всегда очаровывает. Английский он знает пока чуть-чуть. Увлекается конструкторами, мы очень любим играть в настольные игры все вместе. С папой они что-то мастерят - Максим рукастый, любую вещь может починить. Тем, что в пять лет сын обладает черным поясом по карате и бегло играет Рахманинова, мы похвастаться не можем. Но, честно говоря, к этому и не стремимся. Как правильно сказал Максим, мы хотим, чтобы Андрюша как можно дольше чувствовал себя ребенком, наслаждался жизнью и изучал этот мир - таким прекрасным, каким он пока ему кажется. А мы его можем только поддерживать своей любовью, не запрещать ничего - вернее, лишь то, что потенциально опасно или асоциально. 

У вас получается отдыхать всем вместе?

Отдыхать получается тогда, когда захочется. Я не буду лукавить - ах, у нас столько работы, совсем нет времени! Работы действительно много, но нам это нравится.

Всегда сложно вырваться из графика. Так складываются обстоятельства: это не перенести, то не сдвинуть. Но в прошлом году после "Карениной" у нас получилось. У меня был свободный месяц, я попросила не назначать ни спектаклей, ни репетиций, ни съемок. И весь август мы с Андрюшей провели в Грузии, Максим к нам приезжал на неделю.

Не так давно вы вдвоем побывали в Лос-Анджелесе. Это была деловая поездка?

Скорее да - разного рода деловые встречи, знакомства с режиссерами, пробы. Мы стараемся каждый год хотя бы ненадолго туда выбираться. Ну и конечно, для нас с Максимом это была возможность побыть вдвоем, наедине друг с другом, чего мы не делали очень давно.

Как для вас выглядит идеальный день отдыха?

Для меня идеально отдохнуть - это, наверное, хорошо выспаться. И чтобы обязательно были свободны все: и Максим, и Андрей, и я. Лучше всего поехать куда-то на природу или в парк, чтобы насладиться воздухом, игрой, общением, потом разгоряченными, раскрасневшимися сесть в ресторане. Знаете, такой вялотекущий, насыщенный, расслабленный, семейный день. Вечером посмотреть вместе фильм, почитать книжку, потом, после вкусного ужина, поиграть в настольные игры и лечь спать.

Любой день может оказаться идеальным - как в плане отдыха, так и в плане работы. Это зависит только от нас.

Елизавета Боярская и Максим МатвеевЕлизавета Боярская и Максим МатвеевПродюсер: Ольга Закатова. Стиль: Юка Вижгородская. Ассистент стилиста: Алина Фрост. Макияж: Роксана Аракелян/Dior. Прическа: Леонид Романов/творческий партнер L'Oreal Professionnel. Благодарим отель "Рэдиссон Ройал, Москва" за помощь в организации съемки

Текст Екатерина Прянник/HELLO!
Фото Антон Земляной
Теги Елизавета Боярская Максим Матвеев Кино Елизавета Боярская новости Максим Матвеев новости
Поделиться