Интервью

Антон и Юлия Беляевы о сыне и родительском опыте: "Мы как в компьютерной игре, где важен каждый шаг"

Представляем первую фотосессию лидера Therr Maitz Антона Беляева и его жены Юлии с сыном в их новом доме и совместное интервью о том, как изменилась их семейная жизнь с появлением Семена на свет.

В поселок "Речник", где обосновались Антон, Юля и Семен, съемочная группа приехала, когда малышу было всего несколько недель. Антон почти не выпускал сына из рук. Было очевидно, что он нескрываемо гордится своим "творением". А Юля излучала тот неуловимый свет, который исходит от счастливой, умиротворенной женщины. Здесь, в черте города, создается полное ощущение, что находишься на подмосковной даче - уютный дом, большой участок, деревья, цветы, мангал у воды. В отдельном домике оборудована студия - все условия для жизни модного музыканта и его семьи.

Для начала расскажите, пожалуйста, где мы находимся. Удивительное место, где можно и жить, и работать, и отдыхать. Вы давно сюда перебрались?

Когда я забеременела, стало понятно, что хочется быть ближе к природе, но не тратить при этом по несколько часов в день на разъезды. Чтобы я могла спокойно выносить ребенка, а потом гулять с ним на свежем воздухе. И мы арендовали этот дом. Антон всегда мечтал о таком месте, где можно было бы жить и в любой момент, когда осенит, уйти в студию и засесть за работу.

Мне не очень нравится Москва с точки зрения экологии. В то же время из-за работы сложно перебраться совсем уж за город. Согласись, гораздо приятнее работать в такой романтичной локации, чем в каком-нибудь подвале в заводском арт-кластере. Ну и конечно, такой маленький человек, как Семен, должен находиться в благоприятной среде.

Антон Беляев с сыном СеменомАнтон Беляев с сыном СеменомАнтон, Юлия и Семен БеляевыАнтон, Юлия и Семен Беляевы

Юля, а вы помните первую реакцию Антона, когда он узнал, что у вас будет ребенок?

Конечно, помню. Он заладил одну и ту же фразу: "Что, правда?! Что, правда?!" (Антон и Юлия смеются.)

Антон, то есть это было неожиданностью для вас?

В какой-то степени да. Мы собирались, планировали это, но когда все случилось...

Наверное, невозможно увидеть две полоски на тесте и сказать: "Ну да, мы, в общем-то, старались". Это шокирует, естественно. Я порыдала немного от счастья, Антон тоже "эмоционировал". Мы оба были очень рады.

И как "эмоционируют" такие брутальные мужчины?

Такого порядка эмоции срабатывают всегда. Неважно, кто ты, — это биологическое, животное ощущение, управлять им и как-то его контролировать невозможно. Да и не хочется.

Семен БеляевСемен Беляев

Семену всего два месяца. Вы уже чувствуете, что в вашей жизни открылась новая страница?

Это было понятно сразу — с этих двух полосок, что скоро все переформатируется и поменяется.

А что именно изменилось?

Если говорить о каких-то бытовых вещах, то время для меня схлопнулось абсолютно. Эта пара месяцев пролетела как один миг.

Я думаю, что мы находимся в переходном периоде, в процессе адаптации. Уже понятно, что все изменится, как именно — предсказать невозможно. Мы будто родили какую-то "бактерию", и нужно выработать "антитела", чтобы научиться с этим жить. (Антон и Юлия смеются.) Пока это все происходит в режиме зомби. Не знаю, как у женщин, но, мне кажется, все мужчины испытывают просто животный страх как-то навредить младенцу. В моей голове постоянно мелькают картинки, как я иду с ним по лестнице и вдруг оступаюсь. (Юлия укоризненно: "Анто-о-о-о-он!") У меня внутри непрерывно транслируется такой вот ужас — что я неловкая свинья, которая что-то сделала этому маленькому колобку. Сегодня, наверное, первый день, когда я прошел по лестнице два раза с выпрямленной спиной. Потому что до этого я шел и думал: "Так, если я начну падать, я сделаю следующее — я типа вот так тогда". (Показывает, как он сгруппируется в полете с Семеном на руках, Юлия смеется). Сегодня я первый раз спустился как мужчина.

Антон Беляев с сыном в музыкальной студии, обрудованной дома в поселке "Речник"Антон Беляев с сыном в музыкальной студии, обрудованной в доме в поселке "Речник"

Мне кажется, вы, наоборот, так уверенно и ловко с ним обходитесь!

Ну я все-таки тренируюсь!.. Когда это делают в роддоме профессиональные феи-акушерки, все выглядит как "Цирк дю Солей": они вращают его вокруг руки, ватки в нос втыкают, тут же памперс надевают, попа уже чистая… Все мгновенно происходит! И ты думаешь: "Боже! Да я так тоже научусь! Это же мой ребенок". И вот, когда мы привезли его домой, я должен был впервые его раздеть, помыть, надеть памперс. И меня охватил ужас — я снимал с него одежду, и мне казалось, что сейчас у него хрустнут руки. Или эти пальчики-ниточки... Я его раздеваю и думаю: "Все, сейчас я его прикончу. Наверное, там, в рукаве, уже кровавая каша..." И тут он начинает орать. Первая мысль — он умирает от холода, наверное, окно открыто. Бегу с ним в ванную, чтобы помыть ему попу, начинаю отмывать, она не отмывается, я думаю, что вот сейчас я кожу сниму ему с задницы! Несу назад, одеваю, он орет, я смотрю инструкцию к памперсу… И ловлю себя на том, что с меня на него ручьями льется пот... Вот такой у меня был первый раз. Зато сейчас таких проблем уже нет, я и купаю его, и переодеваю — мне нравится делать это. И надеюсь, что вскоре еще усовершенствую свои навыки. Хотя все равно думаю над каждым своим действием, чтобы не поранить сына. Я нахожусь как в компьютерной игре, где важен каждый шаг.

А в ваших отношениях какие-то новые интонации, нюансы появились?

Все было классно и сейчас так же классно и осталось.

Нас радует все, и эти эмоции мы проживаем вместе. Для меня присутствие на родах стало большим чудом, откровением и еще большей "непоняткой". Я был рядом с Юлей с самой первой схватки и до "плюха" младенца на живот. И думал, что начну как-то лучше понимать женщину. Но теперь я еще больше не понимаю, как вы это делаете. (Антон и Юлия смеются.) Совершенно чудовищный процесс с моей точки зрения, нечеловеческая мука. Юля решила весь этот путь пройти без анестезии, и я наблюдал его в первозданном виде. Это страшный облом, что ты не можешь никак помочь близкому человеку, который орет от боли, а тебе некого ударить по лицу, чтобы это прекратилось.

Ты мне помогал, очень помогал. Я не представляю, как сама бы прошла через это.

Юлия и СеменЮлия и Семен

А как вам Антон помогал?

Ну, грубо говоря, он видел, где я сейчас упаду, и кидал мне туда подстилку. Во время схваток меня будто примагничивало к земле.

Мы первую, большую часть родов провели здесь, в этом доме, вдвоем. Когда все началось, позвонили акушерке, она приезжала два раза, проверяла. Это продолжалось около 12 часов. Мы пытались полежать в ванной, подышать воздухом, попить воды, не пить воду. (Смеется.)

Мы с Антоном ходили на курсы подготовки к парным родам. Антон хорошо усвоил все, что там рассказывали. И когда я уже не очень осознавала, что происходит, он мне подсказывал: "Дыши вот так", знал, как положить руку правильно. Это помогало, но иногда, наоборот, я отталкивала его и кричала: "А-а-а-а, убери руки!"

Думаю, это не связано напрямую с курсами. Если процесс тебе небезразличен и ты видишь, к примеру, что твой ребенок разбил коленку, то автоматически дуешь на эту коленку. Тут то же самое. Видно, что человек теряется, его закручивает вихрь боли, он в неадеквате. Куда надо руку положить, тоже, в общем-то, понятно.

Практически с первых дней жизни вы сделали Семена героем "Инстаграма". Хотя обычно знаменитости маленьких детей прячут. Что по этому поводу вы можете сказать?

Нам хотелось поделиться своей радостью. Вокруг группы довольно дружественное комьюнити, все знают, что происходит у нас в семье. Я не считаю, что это следует скрывать. Когда хочется поделиться, надо делиться, чего уж там. Наши эмоции передаются людям, и это дает нам силы.

Семен Беляев в объективе Дмитрия ИсхаковаСемен Беляев в объективе Дмитрия Исхакова

Мне очень нравится фраза "Радость есть великая мудрость". Она действительно все перекрывает. А когда все вокруг радуются, она умножается.

Есть в нашем окружении не очень большое, слава богу, количество людей, которые скептически относятся к публичности. Одни думают, мы делаем это для пиара, другие — что это разрушает ауру, что ребенка проклянут через "Инстаграм". Языческие всякие вещи. Да с чего вы взяли, что цифровое изображение может соотноситься с реальным человеком?! Это просто бред!

Уж если речь зашла про ваше окружение, фан-клуб — Юля не подвергается давлению ваших поклонниц?

Есть какие-то выплески, мы все сталкиваемся с ними. Но это не наши поклонники. Это люди, которые приходят со стороны.

Антон зачастую просто не знает, что происходит в моих личных сообщениях и какой длины у меня черный список. Сколько людей мне звонят, пишут, угрожают и делают все что угодно. Чаще всего я не обращаю внимания, но бывает, что расстраиваюсь.

Я говорю про людей, которых мы все-таки идентифицируем как наших поклонников. Целью которых не является сделать какую-то гадость, выпросить денег — таких, увы, хватает. Со мной это тоже происходит, но я не девочка и меня это вообще не трогает.

Антон, а вы поете Семену колыбельные?

(Смеется и поет.) У нас тут бесконечный "Ла-Ла Ленд", мы поем мюзикл.

Ребенок явно реагирует на вибрацию его голоса, особенно когда лежит на груди. Антон что-нибудь начинает, и Семен сразу успокаивается. Это так прикольно.

Как родилась идея выложить музыкальный трек, посвященный рождению сына, и привязать его к благотворительности?

Изначально не было никакой идеи написать трек ребенку и сделать его благотворительным проектом. Все получилось спонтанно.

Антон пришел домой под утро, а я расстроенная, беременная. Говорю: "Где ты был, почему ты так поздно пришел?" А он: "Я колыбельную написал".

Я не писал никакой колыбельной, я просто послушал ту хрень, которая получилась, и понял — да это же колыбельная. (Антон и Юлия смеются.) Уже потом мы придумали, что она выйдет в день его рождения, так мы отметим эту дату. А потом стало понятно, что было бы неплохо поделиться этой песней с другими детьми.

Да, когда родился Семен, еще больше прочувствовалось, что такое ребенок-отказник. Когда видишь своего ребенка и пытаешься представить себе, что есть детки без родителей, просто мурашки бегут по телу.

Для меня благодаря благотворительности открылись вещи, которые шокируют. Когда приезжаешь в детский дом и видишь все своими глазами, ты уже не можешь это отпустить и начинаешь как-то участвовать.

Антон, Юлия и Семен БеляевыАнтон, Юлия и Семен Беляевы

Юля, насколько я знаю, до рождения ребенка вы были директором группы.

Была? Разве меня уже уволили? (Антон и Юлия смеются.) Забавно: когда я родила, уже через несколько часов начали поступать звонки по работе — я стала отвечать. Антон выдрал у меня телефон, ушел в другую комнату и что-то говорил звонившим людям. Сейчас я уже в нормальном режиме отвечаю на звонки и письма, у нас есть и другие сотрудники. Я пока не понимаю, как все успевать, но непременно научусь. Никогда не смогу отключить свой мозг, который все равно будет думать про мужа и про развитие его музыки.

Антон, а Юля хороший директор?

Да. И я должен рассказать про это! На самом деле музыканты — жалкие, никчемные создания, это общеизвестный факт. Не могу сказать, что я стесняшка, — я достаточно борзый персонаж, но при всех своих амбициях я, например, испытываю жуткие комплексы в вопросах продвижения себя. У меня есть старшие товарищи, которые меня учили: ты сыграл с Демисом Руссосом — сразу фотографию общую повесь с автографом: спасибо, мол, Антон, за отличную игру. Ну и так далее... Но для меня это чуждая немножко технология. Как и многим другим моим коллегам, мне нужен человек, который за меня впряжется. Юля по стечению обстоятельств оказалась таким человеком. Она звонила своим друзьям-журналистам, продюсерам: "Вот у меня есть парень, неплохо играет, возьмите его на Неделю моды, недорого. У нас альбома пока нет, но можно демо послушать". Для музыканта это очень важно — тот момент, когда тебе либо пинка дадут, либо развернут на 180 градусов. И тогда ты поймешь, что кому-то нужен.

Забавно читать эти переписки шестилетней давности, где я уговариваю знакомых обратить внимание на Антона. Потом все начало стремительно меняться, и теперь эти люди уже ходят к нам на концерты.

Юля, вы способны дать Антону пинка? Он подвержен вашему влиянию?

Думаю, да. Сначала он эмоционально может ответить: "Нет, вот этого я делать не буду!" Надо подождать, пока он остынет, найти какие-то аргументы, еще раз обдумать, сказать: "Мне кажется, если ты вот так сделаешь, результат может быть таким". Он прислушивается. Одна голова хорошо, а две лучше. Поэтому здорово, что мы есть друг у друга.

Да, я хоть и самостоятельная единица, но с радостью прислушиваюсь к советам, когда в них есть какой-то смысл. Мне нужно, чтобы кто-то меня немножко остепенял, успокаивал. Иначе я перемочил бы всех саблей. (Антон и Юлия смеются.)

Когда вы, Юля, примеряли одежду для фотосессии, решающее слово всегда оставалось за Антоном — он сам выбирал, что вы наденете.

Да, оставалось. Я хочу, чтобы ему нравилось.

Тем не менее по всем документам начальник у меня — жена. (Антон и Юлия смеются.) И все деньги тоже у нее. Юлия. Антон часто непредсказуем. Мне казалось, что вон то белое кружевное платье ему точно не понравится, а он взял и одобрил. Сразу вспомнила, как искала себе свадебный наряд, обдумала тысячу вариантов — что-то короткое, необычное, модное. Но нельзя же показать его мужчине до свадьбы. И я спросила: "Какие тебе свадебные платья нравятся?" Антон вдруг сказал: "Такие длинные, как у принцесс, это так классно". Это было настолько неожиданно — где Антон и где принцессы? В итоге у меня было длинное платье — в общем, все как он хотел.

Стиль: Юка Вижгородская, Алина Фрост. Макияж: Анастасия Кириллова/Giorgio Armani Beauty. Прически: Любовь Фролова/Redken

Текст Екатерина Прянник/HELLO!
Фото Дмитрий Исхаков
Фото Евгений Смирнов
Теги дети звезд Антон Беляев
Поделиться