Основатели Клуба "418" Ирина Кудрина и Надежда Оболенцева: "Мы делаем так, чтобы светская хроника пришла в библиотеки"

Основатели Клуба "418" Ирина Кудрина и Надежда Оболенцева: "Мы делаем так, чтобы светская хроника пришла в библиотеки"

Текст: Анна Федюнина / Фото: Евгений Смирнов/HELLO.RU, архив пресс-служб

Интеллектуальный Клуб "418", изначально созданный Ириной Кудриной и Надеждой Оболенцевой как закрытое сообщество для обмена знаниями в ходе дискуссий, за годы работы перерос в полноценную культурную платформу - в меру светскую и максимально прогрессивную. Недавно он отметил пятилетие своей деятельности, собрав в Пушкинском музее всю светскую рать - как и следовало ожидать, мест в Белом зале с трудом хватило даже местным статуям. Сегодня, 14 марта, Клуб проводит в Москве закрытый показ "Топлива" - спектакля в жанре документального театра, больше похожего на лекцию-монолог о самореализации, а 18 марта презентует фильм-расследование Сергея Ястржембского "Тигры и люди". О том, как Ирине и Надежде из года в год удается приглашать представителей светского общества тратить время с умом и с чего начинался их клубный путь, HELLO! узнал из первых уст.

Принято считать, что девушки из светского общества могут быть дизайнерами, моделями, блогерами, но никак не основателями интеллектуального клуба. Как вы к этому пришли?

Девушки бывают разные, и у любых нормальных людей должен быть широкий спектр интересов – неважно, в светском обществе они вращаются или нет. Если я или Ира мелькаем в светской хронике, это не значит, что мы предпочитаем ресторан библиотеке. Более того, мы стараемся сделать так, чтобы в библиотеку пришла и сама светская хроника. Еще до того, как появился Клуб, мы ходили на выставки, показы документального кино, очень много читали и всегда делились друг с другом впечатлениями.

И пять с половиной лет назад я попробовала клубную схему индивидуально: организовала четыре лекции для своих друзей, чтобы просто поделиться с ними тем, что интересно мне. Это было весной, летом я ничего не организовывала, а осенью меня стали спрашивать – будут ли еще лекции?

Я в это время заканчивала курс истории искусств и не понимала, что мне делать с этим багажом знаний.

Тогда я предложила Наде основать Клуб как юридическую структуру и заниматься образовательной программой. Ей идея понравилась, и ровно пять лет назад мы стартовали.

Закрытый показ картины режиссера Александра Сокурова «Франкофония» — лучшего европейского фильма конкурсной программы Венецианского кинофестиваля 2015 года по версии FEDEORAЗакрытый показ картины режиссера Александра Сокурова "Франкофония" - лучшего европейского фильма конкурсной программы Венецианского кинофестиваля 2015 года по версии FEDEORA. На фото - Ирина Кудрина, Александр Сокуров и Надежда Оболенцева

Кто из известных персон стал первыми членами Клуба?

Элла Стюарт – они всей семьей сразу нас поддержали, Настя Долгих с нами с первого дня, Аня Васильева, Оля Панченко… Всех фамилий и не перечислить. В Клубе есть люди, которые ходят регулярно, есть те, кто состоит в Клубе давно, но в силу загруженности редко выбирается на мероприятия и каждый раз спрашивает, не "увольняем" ли мы за прогулы.

Вы ориентировались на заграничные аналоги закрытых клубов, когда запускали свой?

Мы изучали их, но это оказалось бесполезно, – в России совершенно другой менталитет.

Помню, я даже тайком привезла устав одного из американских закрытых клубов. Мы с Надей его читали и смеялись: указанные там пункты у нас в стране внедрить просто невозможно, культуры все же различаются. Сначала мы пытались перестроить эти правила, потом поняли, что лучше начинать с чистого листа. Многие правила американских закрытых клубов у нас просто не поймут. Взять ту же дисциплину. Например, я очень ревностно отношусь к тишине во время лекций, слежу за тем, чтобы никто не ходил, не разговаривал, чтобы слушатели отключали телефоны. Человек работает, читает лекцию, и посторонние шумы – просто неуважение к нему и к другим слушателям. Сначала мы аккуратно всех предупреждали, но в результате все закончилось тем, что меня, кажется, начали побаиваться, люди перестали даже шевелиться в моем присутствии, как будто я сейчас начну убивать взглядом (смеется).

А когда Иры не было, я всех пугала и говорила: "Иры на вас с указкой не хватает!".

Помню, как на лекции Аллы Демидовой стояла гробовая тишина: все ощущали, что я стою сзади как будто с ружьем, и если кто-то шелохнется, начну стрелять. Более того, Алла Сергеевна сама довольно строгая женщина, готовая сразу сделать замечание, если что-то идет не так. Но была тишина, все шло прекрасно, и вдруг в помещение заходит кошка. Мы с Надей переглянулись, я прочитала в ее глазах, что она тоже не понимает, что с этим делать. Кошек у нас в правилах не было (смеется). Мы практически перестали дышать, а кошка спокойненько прошла в аудиторию и села прямо у ног Аллы Сергеевны. Алла Сергеевна это совершенно изящно обыграла, рассказала какую-то смешную историю, и тут мы с облегчением выдохнули.

То есть вы как добрый и злой полицейский?

Такого нет, просто первые полгода нам приходилось, иногда довольно строго, доносить до людей какие-то простые истины, заложенные в правилах Клуба. Клуб был новым для них форматом. Мы старались дать понять, что проводим не стандартные лекции, куда люди приходят как вольные слушатели и уходят, не задав лектору ни единого вопроса. Наш Клуб изначально стремился соединить культуру с другими сферами, например, бизнесом, чтобы генерировать новые проекты, инициировать у людей взаимный интерес. Наша деятельность обширна: помимо лекций, мы поддерживаем фестивали, восстанавливаем спектакли, организовываем премьеры, помогаем снимать кино или завершить книгу. Мы обеспечиваем коммуникацию, стараемся, чтобы люди, которые могут быть полезны друг другу, встретились в нашем Клубе.

Интеллектуального клуба "418"Закрытие сезона в 2016 году в "Электротеатре Станиславский", в рамках которого был показан спектакль театрального режиссера Константина Богомолова "Лир". На фото - Надежда Оболенцева, Константин Богомолов и Ирина Кудрина

Как вступить в Клуб 418?

Мы получаем рекомендации от членов Клуба и рассматриваем кандидатуры. На данный момент, вместе с петербуржским филиалом, Клуб насчитывает порядка 150 человек.

Темы для лекций выбираете лично?

У нас все систематизировано. Большой офис, где за сетку лекций отвечают два человека: один – за искусство и культуру, второй – за научное направление. Они составляют сетку, мы ее утверждаем или вносим коррективы. Но иногда график смещается, поскольку мы подстраиваемся под звездных лекторов, которые очень ограничены во времени, но которых мы просто не можем упустить. Конечно, случаются и форс-мажоры, приходится учитывать человеческий фактор.

Как вы справляетесь со стрессом во время таких форс-мажоров? Круглый год организовывать мероприятия – это не шутка.

Предлагаю честно ответить на этот вопрос: первое время я не спала уже с понедельника, мне казалось, что все пропало. Потом я начала переживать только утром в среду, а теперь нервничаю только перед большими мероприятиями.

Но даже перед празднованием пятилетия Клуба Надя спросила у меня, почему я такая спокойная? Я сказала, что совершенно не нервничаю, потому что уверена в том, что все будет хорошо, ведь она все сделает правильно (улыбается).

Какие мероприятия за прошедшие 5 лет считаете самыми сложными в организации?

Сложнее всего, на моей памяти, было организовать концерт Олега Каравайчука – последний в его жизни. Никто не верил, что он состоится, даже мы. Но все случилось. Долго ждали Рустама Хамдамова, того же Кирилла Серебренникова.

Про Кирилла могу рассказать смешную историю. Мы праздновали открытие сезона в "Электротеатре Станиславский" - делали выставку портретов наших лекторов, и когда Кирилл вошел в зал, он очень удивился тому количеству персон, которое успело у нас выступить. После этого он сказал: "Точно, пора уже и нам сделать лекцию". В конце концов Кирилл, которого я считаю гениальным оратором, дошел до нас, и лекция была фантастической. Он рассказал всю историю российского театра, после чего даже самые консервативные члены Клуба, включая маму Ирины Игоревны, пошли в "Гоголь-центр", чтобы увидеть спектакли Серебренникова своими глазами.

Ирина Кудрина, Надежда Оболенцева, Диана Вишнева и Софья КапковаВечер молодых хореографов Context Lab в рамках Context. Diana Vishneva-2017. На фото - Ирина Кудрина, Надежда Оболенцева, Диана Вишнева и Софья Капкова

Кого из лекторов планируете пригласить в ближайшее время?

После пятилетия будет лекция Сергея Ястржембского: он расскажет про свои новые документальные фильмы, выступит психолог Юлия Гиппенрейтер, снова ждем Ирину Антонову… Это люди, на которых хочется молиться, когда они появляются у нас в клубе.

За эти пять лет ваш личный подход к выбору светских мероприятий изменился?

Раньше я не ходила вообще никуда. Теперь я хожу на наши мероприятия. Еще начала чаще ходить в театр: когда-то я для себя эту сферу вычеркнула, потом, опять же, благодаря членам Клуба, начала потихонечку приобщаться.

В театр я любила ходить всегда, и сейчас могу побывать там пять раз за неделю. Но это часть моей работы, не побоюсь этого слова, а не просто увеселительная история. Конечно, с таким графиком сложно выбрать время на светские ужины, но даже там удается завести новые знакомства, которые помогают нам в развитии Клуба.

Планируете расширять географию?

Обязательно, у нас очень большие планы. Пока без конкретики, но могу сказать, что в скором времени мы выйдем за пределы России. Скоро вы обо всем узнаете.

Пятилетие Интеллектуального клуба "418". На фото - Ирина Кудрина, Надежда Оболенцева, Маркус Хинтерхойзер и Дмитрий Аксенов