Интервью

Ингеборга Дапкунайте: "Я не сторонница мысли, что главное - хороший вкус"

Известную актрису Ингеборгу Дапкунайте можно поздравить с дебютом: она впервые вышла на московскую театральную сцену. В этом сезоне состоялась премьера спектакля "Жанна" в Театре Наций, он сразу стал событием и настоящим бенефисом Дапкунайте.

Ингеборга ДапкунайтеИнгеборга Дапкунайте

Ингеборгу любит камера - у нее давний роман с кино, а ее фотосессии могут служить эталоном для начинающего фотографа. Если же писать ее портрет - лучше всего подойдет акварель или пастель, легкий, почти монохромный рисунок в стилистике Дега. Все яркие краски Ингеборги - внутри, что особенно важно для сцены, когда эти краски, как изображение на негативе, проявляются постепенно, шаг за шагом, являя к финалу законченный образ. "Жанна" - пьеса о женщине, которая слишком дорого заплатила за свой успех, написана тоже женщиной, молодым драматургом Ярославой Пулинович, а в режиссуре Ильи Ротенберга превращена в жесткий и даже жестокий спектакль.

Ингеборга блистательно ведет свою партию, вызывая к Жанне и сочувствие, и восхищение, и страх. Страха оказывается больше. Эта яркая и сильная героиня словно зеркало сегодняшней жизни, ежесекундно требующей выбора и умения отвечать ударом на удар. И за такой узнаваемой улыбкой Жанны, которую ей подарила Ингеборга, за ее успехом и стремлением всегда быть первой - трагедия едва ли меньше, чем у леди Макбет.

Ингеборга ДапкунайтеИнгеборга Дапкунайте

Ингеборга, вы играли в Лондоне в театре Кевина Спейси, в Вильнюсе - у Эймунтаса Някрошюса, вы работали с Джоном Малковичем, и удивительно, что только сейчас вышли на сцену в Москве. Спасибо Театру Наций?

- Огромное спасибо! Я очень рада, что "дебютировала" именно в этом театре, у Жени Миронова. Уникальность Жени еще и в том, что он оказался одареннейшим художественным руководителем. Он строитель театра. При выпуске спектакля и я, и вся команда чувствовали его постоянную заботу, его присутствие во всем, в любых мелочах. И если что-то получилось, то это очень большая заслуга Жени.

Вы сразу согласились сыграть эту роль? На первый взгляд, не очень для вас органичную.

- Ну да, вот я сыграла императрицу Александру Федоровну, и это понятно, мало кто удивляется. Но когда-то в "Интердевочке" я играла абсолютно непохожую на себя женщину, как всем казалось. И как-то получилось! (Смеется.) Не в этом дело: моя роль, не моя. Нужно срастись с героиней, понять ее и, главное, служить тому, что пишет писатель. Ярослава Пулинович писала не за один день, она это хорошо обдумала, создала характер, поместила "меня" в данные обстоятельства. Чем больше мы репетировали, тем больше мне нравилась пьеса. Мне было интересно, как 90-е годы формировали такие характеры, как Жанна. Когда люди рвались к цели любой ценой. Такой период был не только в России, в Англии, если вспомните, был тэтчеризм, тоже своего рода "золотая лихорадка". Когда рынок рулит.

Ингеборга ДапкунайтеИнгеборга Дапкунайте рассказала HELLO! о своем дебюте на московской театральной сцене

В том числе жизнью человека?

- Рынок рулит моралью, человеческими отношениями. Мы тоже попали в такой водоворот. Люди стали думать, что выигрывает тот, кто умный, кто хитрый, кто дерзает... И действительно, многие на этом построили и жизнь, и бизнес. Другой вопрос: кто как за это платил? Есть те, кто и вовсе не платил. Строил-строил и прекрасно построил. Я не могу и не хочу быть категоричной в своих суждениях. Здесь невозможна оценка: плохо - хорошо. Здесь есть момент эпической драмы. И трагедии классической. Когда обстоятельства становятся роковыми и принуждают человека выбирать. Вот Жанна думает, что она и сегодня контролирует ситуацию, как она привыкла тогда, в 90-е. А все уже ровно наоборот. И ситуация ее контролирует.

Вам жаль свою героиню?

- Нет. У меня нет к ней отношения, я не судья ей и не адвокат. Просто пытаюсь воспринять мир с ее точки зрения.

Ингеборга Дапкунайте и Андрей Фомин Ингеборга Дапкунайте и Андрей Фомин в спектакле "Жанна"

А в вашей собственной жизни вы всегда добивались того, чего хотели? Или вы принадлежите к тем, кого несет по течению?

- Как интересно. Вот вчера мне этот же вопрос задали, да... Я не думаю, что можно все контролировать. Хочется, конечно, но не зря же есть куча пословиц на этот счет. Важно, когда есть цели и уверенность, а точнее - вера, что что-то из чего-то получится... Это прежде всего касается дела, в моем случае - ролей. А в жизненных ситуациях, конечно, очень трудно. Всегда есть обстоятельства, и они как погода. Мы же не контролируем погоду. Но все-таки можем ориентироваться на сезон - и осенью ждать 30-градусной жары не стоит. А сейчас лето, тепло, и это не так уж неожиданно...

Ингеборга Дапкунайте и Андрей Фомин в спектакле "Жанна"Ингеборга Дапкунайте и Андрей Фомин в спектакле "Жанна"

Вам свойственно стремление к переменам?

- Мне нравится пробовать новое. Нравится путешествовать, работать в разных местах. Вот этой весной и летом я впервые снимаюсь в Норвегии, это такая чудесная, уютная страна. Большой сериал, он и политический, и фантастический... Я играю российского посла. Это, наверное, самая спокойная съемочная площадка, на которой я была в своей жизни. Один актер играет премьер-министра, и когда мы снимали в Осло, в замке, мимо шел бывший премьер-министр Норвегии, он там гулял... И оказался знакомым этого актера, они поболтали... Это было так мило.

Ингеборга Дапкунайте Ингеборга Дапкунайте 

А где вам легче, приятнее работать? В какой стране?

- Не зависит от страны. Зависит от команды. Весной я была в Каннах, во время кинофестиваля, у нас там проходила в том числе и рекламная съемка для L'Oreal. И я пришла и увидела одного из лучших в мире стилистов по одежде, его зовут Майкл Энджел. А гример Шарлотта Уиллер, она великая! Я захожу, мне говорят: "Привет", и все - я была дома. Как будто я знаю этих людей сто лет. Понимаете? На съемках L'Oreal ты сталкиваешься с ведущими людьми в своей профессии, что бы они ни делали. Даже если они ногти делают, как Том Бачик. Суперпрофессионалы. И это счастье.

Я не хочу диктовать визажисту, я хочу доверить себя визажисту, потому что знаю, что если его привозит L'Oreal, чтобы меня накрасить, то он знает свою работу. И если есть стилист, который одевает Джейн Фонду, то я уверена, что и меня он оденет неплохо. В L'Oreal они это все как-то умело сочетают. В продуктах в том числе они по-настоящему эффективны, ну и конечно, в своей очень демократичной политике.

Ингеборга Дапкунайте Ингеборга Дапкунайте специально для HELLO!

Став посланницей красоты L'Oreal, вы оказались в отличной компании.

- Да, это здорово. В Каннах на съемках были многие. Джейн Фонда, Джулианна Мур, Фрида Пинто, Летиция Каста, Ева Лонгория. Прекраснейшие. И все разные.

А перемены в стиле, имидже? Что может их спровоцировать?

- Наверное, я консерватор. Если посмотреть, как я одевалась 20 лет назад и как одеваюсь сегодня, можно, конечно, найти разницу, но чуть-чуть... У меня, например, есть вещи 10-летней давности, которые я, может быть, и надену.

Ингеборга Дапкунайте Ингеборга ДапкунайтеПрошедшей весной вы стали победительницей в конкурсе HELLO! "Самые стильные в России" в номинации Casual...

- ...мне это очень приятно. Очень.

А что для вас стиль?

- Невозможно определить, почему та или иная женщина стильная. Я просто думаю: вот это мне нравится. Это круто. Я не сторонница мысли, что главное - хороший вкус. Иногда то, что казалось плохим вкусом, тоже очень круто. Или хотя бы привлекательно. Посмотрите на фотографии Эми Уайнхаус, на ее прическу и мейкап, ну что это такое? Нарисованные стрелки, огромные, большая голова, странное лицо. А была иконой стиля. Объяснить нельзя.

Ваш стиль очень сдержанный, но в него хочется всматриваться, разгадывать. Ваша семья как-то повлияла на его формирование?

- Каждого человека формируют его близкие - или ты идешь против их вкуса и ценностей, или - продолжаешь их. Мне повезло, у меня тетя, с которой я жила, играла на арфе, в оркестре. И этот прекрасный инструмент стоял у нас дома. Бабушка тоже работала в театре. Мама, конечно же, красавица. И еще наша старая вильнюсская квартира, которая до сих пор такая же, как была... Книги, музыка, интонации, с которыми разговаривали в доме, - это бы вы назвали старой интеллигентской семьей.

Вкус женщин, которые так одевались, что мне всегда казалось, что они самые красивые... Когда мне было лет 16, мы играли в хиппи, все ходили оборванные. Я нашла мамину юбку 40-го года в шкафу, молью съеденную, какие-то страшные ботинки и волосы отстригла почти налысо. И вот тетя мне сказала: "Ты не думай, что ты такая красивая, что можешь носить что угодно". Я запомнила.

Ингеборга Дапкунайте Ингеборга Дапкунайте в эксклюзивной фотосъемке HELLO! 

А были какие-то по этому поводу переживания?

- Нет, переживаний не было, но я четко знала - и мне это было сказано при поступлении в консерваторию - что великими внешними данными я не располагаю. Я должна располагать талантом. Поэтому я очень много работала. Очень.

О какой роли вы мечтали особенно?

- В четыре года я вышла на сцену в оперном театре Вильнюса. Я играла мальчика. Потом играла девочку, и ангела, и чертика. А у меня была мечта играть обезьяну. Потому что в балете "Доктор Айболит" вершиной детского выступления были обезьяны. Они были из хореографического училища. И только очень крутые могли попасть на эту роль. Я же там выходила в роли насекомого, светлячка. Но потом я все-таки сыграла обезьяну. Буквально воплотила ее в жизнь. Это было уже в студенческом спектакле "Приключения макакенка", который пошел на большую сцену в Каунасе. И я играла макаку-маму.

Мечты сбываются?

- Да. Только всегда надо знать, о чем мечтаешь. Если макаку сыграть - вот тебе макака. (Смеется.)

← Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook
Текст Нина Суслович/HELLO!
Фото Натали Арефьева
Теги Ингеборга Дапкунайте Ингеборга Дапкунайте новости
Поделиться