"Аббатство Даунтон": как британцы зарабатывают на ностальгии

"Аббатство Даунтон": как британцы зарабатывают на ностальгии

Успех проекта "Аббатство Даунтон" показывает, что проблемы аристократов могут волновать умы и в XXI веке. Почему нам нужна британская сказка про королей и придворных и кто ее создает - узнавал HELLO!.

Текст: Вероника Чугункина/HELLO! / Фото: Jason Bell, © Focus Features, архивы пресс-служб

В охватившей начало XX ве­ка истории обитателей старинного аббатства Даунтон нет ни одной провокационной сцены с рейтингом 18+ или ругательства. Из основных конфликтов - новый миксер на кухне, пропавшая шкатулка в комнате хозяйки дома леди Грэнтэм или ссора лакеев из-за перепутанных сорочек. И это описание жизни благородных господ и их слуг шесть лет держалось в топе по просмотрам на британском (да и заморском) ТВ, попутно получив три "Золотых глобуса". А после окончания сериала продолжается на большом экране: 21 ноября в российский прокат выходит одноименный фильм, уже обогнавший по сборам в Америке космический эпос "К звездам" с Брэдом Питтом и боевик "Рэмбо" с Сильвестром Сталлоне. Куда интереснее звездного экшена оказалась новая драма жителей Даунтона: в гости к ним едет король Георг V с супругой Марией, и местные совсем не готовы к их визиту.

Казалось бы, кого в эпоху популярности откровенной "Игры престолов" и мрачного "Настоящего детектива" может волновать не начищенное к приезду монарха фамильное серебро и вовремя не ушитое платье? Но британская пена дней кажется незначительной лишь на первый взгляд. Через увеличительное стекло герметичного мира "Аббатства" можно увидеть прошлый век во всем его великолепии. Там еще не случилось разрушительной Второй мировой войны, а Первая довольно быстро позабылась, туда не пришли гаджеты и социальные сети, все делается с чувством, с толком, с расстановкой, а главная задача на день - запомнить очередность сменяемых нарядов. Эта картинка удивительно заманчива, этот мир - до боли осязаем. На дворе 1927 год, королевская чета вот-вот приедет, и можно на два часа экранного времени забыть о стремительном 2019-м.

Махина времени

Поверить в ожившее прошлое несложно. Хотя бы потому, что аббатство из фильма вполне реально - это замок Хайклер из графства Хэмпшир: c XVII века им владеет благородная семья Карнарвон, чей штат прислуги сегодня насчитывает девять человек. Тут не найдешь Wi-Fi, телевизора, кондиционера и прочих благ цивилизации, здесь запрещено курить, нельзя держать домашних животных, а в каждой из порядка 300 комнат сохранена обстановка столетней давности. Карнарвоны охотно отдают свою резиденцию для съемок команде "Аббатства" и с таким же радушием принимают гостей с экскурсиями, разрешают устраивать на своей территории свадьбы, а иногда даже пожить - но редко и лишь при соблюдении должного этикета.

В съемочный период за манеры уже актерского состава "Даунтона" отвечал историк проекта Аластэр Брюс, который учил всех правильно говорить, делать реверансы и просто ходить. "Они всё постоянно забывают, приходится быть очень жестоким", - сетует в интервью прессе этот знаток прошлого, лично знакомый с особами голубых кровей и работающий сейчас конюшим третьего сына Елизаветы II, принца Эдварда. Аластэр также следил за тем,  чтобы положенную в основу фильма идею - реальный визит монархов на север Англии в 1912 году - должным образом адаптировали для экранного 1927-го: "Мне приходилось постоянно просить Джеральдин Джеймс, исполнительницу роли Марии Текской, ходить медленнее - королевская особа никогда не спешит. На первый взгляд - такая маленькая деталь, но ведь за внимание к мелочам этот проект и любят".

С миру по нитке

Еще большей дотошностью отличалась художник по костюмам Анна Мэри Скотт Роббинс, благодаря которой обученные правильной походке и книксенам актеры вполне сошли бы за своих в 20-е годы прошлого века. "Мои наряды - точная копия костюмов того времени. На экранах кинотеатров мы видим все увеличенным в 10 раз, поэтому я работала с особой придирчивостью", - поясняет свой подход Роббинс, которая отвечала за костюмы еще на съемках сериала. Новый гардероб она создавала в буквальном смысле по кусочкам - из лоскутков ткани, добытых со всех концов света: "Мы с моей ­командой посетили не один блошиный рынок в Лондоне, я навещала родную Шотландию, мы ездили в Париж, а один продавец винтажа прилетел ко мне аж из Америки. К счастью, его визит не был напрасным: я купила несколько экземпляров".

Как итог - большая часть нарядов дам семейства Грэнтэм датируется прошлым веком, а одно из платьев королевы Марии создано из отреза ткани, принадлежавшего настоящей королеве. "Мы боялись, что эти платья развалятся прямо у нас на глазах, ведь им по 100 лет", - смеется Роббинс. Авторского почерка такой буквализм не отменяет: для каждого персонажа Анна Мэри придумала свою цветовую гамму. Глубокий синий и холодный металлик - для высокомерной леди Мэри, теп­лую бирюзу и персиковые оттенки - для ее сестры, эмансипированной Эдит, лиловый и "мокрый асфальт" - для их матери Коры. Цвет королевы? Благородная слоновая кость и золото.

Тайну самого дорогого наряда художник по костюмам не раскрывает, но намекает, что влетел в копеечку съемочной группе совсем не раритетный винтаж, а украшения - настоящие тиары XX века, взятые напрокат в магазине Bentley & Skinner на Пикадилли.

С - стабильность

На чем-то команде картины все же удалось сэкономить: Лесли Никол, исполнительница роли кухарки миссис Патмор, отказалась от покупки нового колпака и сюртука для своей героини и решила использовать наряды еще со съемок сериала. Забавный факт, в котором можно углядеть верность принципам проекта и затронутого в нем времени: богатые живут на широкую ногу, пока их слуги довольствуются малым. Это - давно заведенный порядок, основа основ Британской империи и четкое распределение ролей, которого не встретишь 100 лет спустя, в эпоху социального и гендерного равенства. "Не поймите меня неправильно, но многие люди потерялись в этом равноправии, они больше не знают, где их место. Созданный же нами мир внушает спокойствие", - рассуждает о популярности проекта прислуживающий реальному принцу - Эдварду - Аластэр Брюс. И не без резона: во времена победившего прогресса и постоянно отодвигаемого брексита страх прислуги Даунтона перед миксером вызывает не насмешку, но сочувствие и ностальгию по стабильности. А джентльмены в смокингах и дамы в шелках, муслине и тиарах - восхищение. Особенно если те - настоящие. 

Лучшие друзья дам

Большинство украшений героинь "Аббатства Даунтон" может похвастаться солидным возрастом или точностью воспроизведения: некоторые из них созданы с оглядкой на реальные драгоценности королевской семьи. К примеру, в сцене бала леди Грэнтэм (на фото вверху) носит эдвардианскую тиару 1900 года, позаимствованную на время съемок у лондонской компании Bentley & SkinnerЭлизабет Макговерн и Хью Бонневилль в одной из самых парадных сцен фильма - большого бала

Копию реального атрибута королевской семьи - Владимирской тиары - выбрала для сцены бала экранная Мария Текская. Украшение принадлежало бежавшей после революции в Европу великой княгине Марии Павловне, а после было выкуплено британской короной. Изумрудные подвески можно менять на жемчужные.

Еще одну тиару - от "Девушек Великобритании и Северной Ирландии" - супруга короля Георга V не раз надевала на приемы (на фото справа - актриса Джеральдин Джеймс в реплике), а в 1947 году преподнесла ее в подарок на свадьбу внучке, будущей королеве Елизавете II. Последняя теперь носит украшение чаще прочих и называет тиару "бабушкиной".

Текст: Вероника Чугункина, Zoe Thomas