RU
×

Архив номеров

Архив номеров

Подпишитесь на новости от HELLO.RU

Подписывайтесь на нас

© Общество с ограниченной ответственностью "Медиа Технология", 2021.

Все права защищены.

Использование материалов сайта HELLO.RU разрешается только с письменного согласия редакции и при наличии гиперссылки на hello.ru

Партнер Рамблера
Любовь по-королевски: секреты 73-летнего брака Елизаветы II и принца Филиппа

Любовь по-королевски: секреты 73-летнего брака Елизаветы II и принца Филиппа

Она влюбилась в него, когда ей было 13, а ему 18. В Королевском морском колледже в Дартмуте, куда ее привел папа, король Георг VI, она краснела, бледнела и не сводила глаз с высокого красивого кадета, которого описывали, как "голубоглазого викинга".

Молодой человек, правда, не сразу воспылал к юной принцессе ответным чувством. Во время войны, когда Филипп служил на Тихом океане, они писали друг другу дружеские письма, а в декабре 1943 года Филипп впервые увидел Лилибет на сцене. В любительском спектакле, поставленном в Букингемском дворце, 17-летняя наследница блеснула всеми своими гранями, и сердце моряка дрогнуло.

Юная Лилибет (на фото ей 20 лет) с женихом – лейтенантом Филиппом Маунтбаттеном, младшей сестрой – принцессой Маргарет, и родителями – королем Георгом VI и королевой Елизаветой, Букингемский дворец, 1 января 1947 года

Елизавета II и принц Филипп не устраивали никаких торжеств по случаю юбилея. 70-летие совместной жизни они отметили парадной фотосессией, созданной британским фотопортретистом Мэттом Холиоуком. На Елизавете II платье королевского дизайнера Анджелы Келли, которое она надевала десять лет назад на празднование 60-летнего юбилея своего брака с принцем Филипом, а также брошь, подаренная ей супругом в 1966 годуНоябрь 2017-го. Елизавета II и принц Филипп не устраивали никаких торжеств по случаю юбилея. 70-летие брака они отметили парадной фотосессией, созданной британским фотопортретистом Мэттом Холиоуком. На Елизавете II платье королевского дизайнера Анджелы Келли, которое она надевала десять лет назад на празднование 60-летнего юбилея своего брака с принцем Филипом, а также брошь, подаренная ей супругом в 1966 году

Предложение он сделал сразу после войны, в 1946 году, и она ответила "да", даже не спросив согласия родителей, которые, строго говоря, не считали этого кандидата идеальным. С одной стороны, Филипп был по происхождению ровней Елизавете и, можно сказать, даже превосходил ее концентрацией голубой крови. Ведь у Лилибет только папа – британский король, а мама – дочь простого английского графа Боуз-Лайона (граф это ниже, чем маркиз, и тем более ниже, чем герцог). Филипп же и по папе, и по маме – королевич. Отец его, принц Андрей, был сыном короля Греции, а мама, немецкая принцесса Алиса Баттенберг, – правнучкой английской королевы Виктории и, кстати, племянницей последней российской императрицы Александры Федоровны. Друг другу жених и невеста приходились троюродными дядей и племянницей и заодно четвероюродными братом и сестрой, но это не то родство, чтобы можно было говорить о кровосмешении...

С другой стороны, блистательный Филипп был королевичем без королевства и имел на банковском счету 12 пенсов. Его родители после свержения монархии в Греции бежали в Париж, где вскоре развелись, так как у мамы развилось психическое расстройство. Большую часть оставшейся жизни принцесса Алиса провела в Афинах, где основала после вой­ны православную обитель, а ее муж искал забвения в ка­зино Монте-Карло в обществе любовницы. Он умер в 1944 году в Монте-Карло, оставив сыну костюмы, помазок с ручкой из слоновой кости, запонки и кольцо с гравировкой – вот и все наследство. На собственную помолвку Филиппу даже не на что было купить подарок невесте. На помощь пришла мать, пожертвовавшая фамильной тиарой, из которой был изготовлен браслет.

Виндзорские проказы

Помимо безденежья у Филиппа были и другие минусы. При дворе его считали: а) немцем, что было крайне нежелательно, тем более что три его старшие сестры вышли замуж за немецких аристократов-нацистов, б) слишком funny, то есть несерьезным. Филипп питал необъяснимую слабость к дурацким шуткам и эту особенность пронес через всю жизнь. В Интернете можно найти яркие подборки его многочисленных перлов. Однажды, например, он сказал о родной дочери, любительнице верховой езды принцессе Анне: "Все, что не пукает и не жует сено, ей неинтересно".

И все же не столько "а" и "б" тревожили родителей Елизаветы, сколько третий пункт – "в".

Они чувствовали, что он будет ей изменять, 

– вспоминал личный секретарь Георга VI в мемуарах. Эти опасения, очевидно, имели под собой почву. О бурной добрачной жизни Филиппа до сих пор ходят легенды. Неудивительно: в молодости он был видный мужчина, к тому же морской офицер в красивой форме.

Ему стоило только улыбнуться – и женщины сами прыгали к нему в постель,

– вспоминал какой-то его бывший сослуживец (а может быть, и самозванец). В неофициальных королевских биографиях утверждается, что и после свадьбы Филипп не перестал обольщать молодых аристократок. У него были романтические привязанности, и якобы королева мирилась с этим, потому что... "все мужчины ходят налево".

Все это, однако, лишь версии. Очевидно только одно – для Елизаветы Филипп был и остается единственной лю­бовью на всю жизнь. Дождавшись, когда ей исполнится 21 год (таков был уговор с отцом), она вышла за него замуж. Свадебная церемония в Вестминстерском аббатстве, свершившаяся 20 ноября 1947 года, впервые в истории транслировалась по телевидению.

Свадьба Елизаветы и Филипа состоялась 20 ноября 1947 года в Вестминстерском аббатстве. На пошив наряда невесты правительство выделило 200 талонов на одежду (со времен войны королевство жило по карточной системе, которая была отменена только в 1954 году). Британский дизайнер Норман Хартнелл создал платье из сатина цвета слоновой кости, вдохновившись картиной «Весна» Боттичелли. Расшил его серебряной нитью, кристаллами и жемчугом. Наряд дополнял четырехметровый шлейф из тюляСвадьба Елизаветы и Филиппа состоялась 20 ноября 1947 года в Вестминстерском аббатстве. На пошив наряда невесты правительство выделило 200 талонов на одежду (со времен войны королевство жило по карточной системе, которая была отменена только в 1954 году). Британский дизайнер Норман Хартнелл создал платье из сатина цвета слоновой кости, вдохновившись картиной "Весна" Боттичелли. Расшил его серебряной нитью, кристаллами и жемчугом. Наряд дополнял четырехметровый шлейф из тюляМоя морячка

Я слишком храбр или слишком глуп? – такой философский вопрос, как вспоминала кузина принца Филипа, он задал себе утром в день своей свадьбы. И добавил: Ничего не изменится для нее, и все изменится для меня.

Действительно, Филиппу пришлось от многого отказаться: от православной веры своих родителей в пользу англиканской церкви, от родовых титулов принца греческого и датского, и вступить в брак под фамилией деда – Баттенберг, которую переделали на английский манер в Маунтбаттен, чтобы она не звучала так вопиюще по-немецки. Berg и mount на немецком и английском языках значат одно и то же – "гора". Ему, наконец, пришлось бросить курить, и это также стало его большой жертвой во имя любви.

Накануне свадьбы король Георг VI пожаловал Филиппу титул герцога Эдинбургского, и поначалу совместная жизнь с наследницей престола не казалась слишком отягощающей. В ноябре 1948 года у них родился мальчик, которого назвали Чарльз.

Он похож на сливовый пудинг,

– пошутил Филипп, впервые увидев сына. Никто не заставлял принца присутствовать при родах, поэтому он спокойно играл в сквош с личным секретарем, пока жена рожала в муках на другом этаже Букингемского дворца.

Елизавета и Филип с новорожденным  принцем Чарльзом, 1948 годЕлизавета и Филипп с новорожденным принцем Чарльзом, 1948 годКогда лейтенант Филипп Маунтбаттен захотел вернуться на службу, Елизавета поехала с ним в гарнизон на Мальту, практически как рядовая жена военнослужащего. Эту пору оба вспоминали как одну из самых счастливых. Елизавета наслаждалась ролью хранительницы домашнего очага, сдружилась с офицерскими женами, чаевничала с ними, упражнялась в сплетнях и ходила за покупками, проявляя чудеса бережливости.

Сына она оставила в Лондоне на попечение бабушки с дедушкой и, кстати, так же потом поступила с его сестрой, принцессой Анной, родившейся в августе 1950-го. В письмах и по телефону мама передавала детям горячие приветы и поцелуи, и это считалось в порядке вещей. Когда после очередной долгой разлуки Елизавета и Филипп увидели маленького Чарльза, Елизавета только слегка погладила мальчика по головке, а Филипп дотронулся до плеча, чтобы показать ему, куда следует направляться.

Во главе угла

Все изменилось 6 февраля 1952 года, когда после продолжительной болезни скончался король Георг VI. Находившаяся на отдыхе с мужем в Кении Елизавета была провозглашена королевой. В аэропорту Лондона их встречала целая делегация. Премьер-министр Черчилль склонил голову перед женой Филиппа, и даже собственная ее мать сделала реверанс и поцеловала ей руку! Лилибет вдруг стала называться Вашим Величеством, а Филипп автоматически перешел на роль принца-консорта, ничего не решающей "второй половинки" монарха. Завидная роль для того, кто еще недавно командовал судном и мечтал о военной карьере!

Принц Филипп и королева Елизавета II с семьей

После коронации 2 июня 1953 года начался изнурительный многомесячный королевский тур. Они проехали почти 70 тысяч километров от Лондона до Бермудских и Кокосовых островов. От улыбки, которой Елизавета "буквально светилась" везде и всюду, у нее начался тик лицевых мышц. Когда Ее Величество "снимала" с себя эту проклятую улыбку, лицо ее становилось угрюмым и даже злобным.

К сожалению, природа не наградила меня естественно улыбчивым лицом, как мою мать,

– признавалась монархиня. Филиппу в его положении сопровождающего адаптироваться было еще труднее. В самом начале он испытал одно из самых серьезных унижений в своей жизни. Принц был уверен, что династия будет теперь носить фамилию и его предков – Виндзор-Маунтбаттен, но, по настоянию Черчилля, Елизавета отказалась от пере­именований. Филипп был в ярости.

Я единственный мужчина в Англии, который даже не может дать своего имени детям! Я здесь меньше амебы!

– кричал он, если верить биографам. Поездки, визиты с каждым днем раздражали принца-консорта все больше, и за закрытыми дверями он срывался на супруге: "Чертова дура!" – неслось из частных покоев, и прислужники разбегались по углам от греха подальше.

Елизавета все терпеливо сносила, понимая, что мужчине тяжело. Лишь однажды, в 1960 году, она не удержалась и "пожаловалась на жизнь" премьер-министру Гарольду Макмиллану (но только с целью вновь поднять вопрос о пере­именовании династии), и вот что он писал в своих дневниках:

Королева готова на все, чтобы порадовать мужа, которого отчаянно любит. Но меня печалит его грубость по отношению к ней. Я никогда не забуду того, что она рассказала мне на той встрече.

Решение было принято: сохранить название династии как есть, но в отдельных случаях, например, при регистрации брака или обращении в юридические организации, наследники королевы могли подписываться "Виндзор-Маунтбаттен".

Чтобы не быть бесплатным (для налогоплательщиков все равно далеко не бесплатным) приложением к супруге, Филипп сам себе придумывал нагрузки и занятия. По его инициативе был модернизирован Букингемский дворец. Два десятилетия принц возглавлял Международную федерацию конного спорта и Всемирный фонд дикой природы. Под его патронажем находилось больше 800 благотворительных и общественных организаций, и только в этом году, в возрасте 96 лет, он решился снять с себя полномочия и уйти на заслуженный отдых.

Из всех забот у него осталась только одна, но самая важная – семья. Здесь он всегда был лидером. Именно принц Филипп занимался воспитанием детей, урезонивал Чарльза, который в молодости позволял себе "тявкать" на отца:

Не забывай, что перед тобой будущий британский король!

Прикрывал уже взрослых детей от прессы, когда их браки начали распадаться. На решение этих внутри­семейных задач у королевы не хватало ни времени, ни физических сил. За мужем она чувствовала себя как за каменной стеной.

На Елизавете II платье королевского дизайнера Анджелы Келли, которое она надевала десять лет назад на празднование 60-летнего юбилея своего брака с принцем Филипом, а также брошь, подаренная ей супругом в 1966 году  Елизавета II и принц Филипп 

Читайте также