Ради всего святого: как Джуд Лоу, папа римский и Джастин Бибер меняют наше отношение к религии

Ради всего святого: как Джуд Лоу, папа римский и Джастин Бибер меняют наше отношение к религии

Прошли те времена, когда религия вообще и христианство в частности стояли в стороне от поп-культуры. Как сближаются эти полюса сегодня и что общего у папы римского и Джастина Бибера — в специальном материале.

Текст: Вероника Чугункина/HELLO! / Фото: Getty Images, Cover Media, instagram.com

Общество

"Когда мне присылают голосовое сообщение, я слышу голос грешника. Душе такого человека уготован путь в ад", — сделал в конце февраля ра­дикальное и донельзя актуальное заявление папа римский Франциск, получив отклики со всего мира. Он же пару лет назад говорил, что ада не существует вовсе, а затем призывал прихожан более толерантно относиться к людям нетра­диционной ориентации, давать больше возможностей женщинам, не осуждать разведенных… С момента его появления в Ватикане в статусе нового папы прошло семь лет, и картина мира что за стенами мини-государства, что внутри них благодаря Франциску существенно изменилась.


Призывами быть добрее к ближним "папа для людей", как назвал его журнал Time, начал выводить католическую церковь из многовековой изоляции и вводить в контекст XXI века. Причем в программе «апгрейда» от Франциска наличествуют не только улыбки и умильные фото в соцсетях, но и кардинальные решения, например отмена "папской тайны": теперь дела о сексуальном насилии со стороны духовенства можно предавать огласке. Этот жест — признание бреши в существующей свыше тысячи лет системе и еще один шаг навстречу новому образу священника — человека, который, как и все мы, совершает ошибки. Право на прокол оставляет за собой и сам великий понтифик, пожимая плечами: "Кто я такой, чтобы судить?" Следующий этап его программы — смягчение целибата и привлечение новых, более демократично настроенных служащих в Церковь. Его главный противник — предыдущий папа Бенедикт  XVI, консерватор и полная про­тивоположность гуманному Франциску.Папа Франциск — первый понтифик-латиноамериканец (его имя до избрания — Хорхе Марио Бергольо) в истории и первый папа не из Европы за последние 1200 лет. А также первый, кто максимально уменьшил разрыв между служителем Бога и паствой

Кино и ТВ

О конфликте Франциска и Бенедикта уже успели вы­пус­тить кино "Два Папы" (2019 год), где старовера и вольнодумца играли Энтони Хопкинс и Джонатан Прайс соответственно. Первая картина в мире, снятая при жизни понтификов, получила три номинации на «Оскар» и стала новой вехой в популяризации образа священнослужителя. Революционером в этой области можно считать Паоло Соррентино: в его сериале "Молодой Папа" эстетика католицизма возведена в абсолют, а выдуманный понтифик Пий  XIII в исполнении демонического Джуда Лоу становится аналогомрок-звезды. Во всяком случае обладает всеми ее характеристиками: много курит, заигрывает с "поклонниками", капризничает (вишневая кола для папы и срочно)… А еще терзается страшными сомнениями — в существовании Всевышнего.


Провокация режиссера, вывернувшая наизнанку представления зрителей о "кухне" Ватикана, удалась: "Молодой Папа" сходу стал культовым проектом и вскоре получил продолжение — второй сезон под названием "Новый Папа". По пути не остроумной эстетизации, а уже развенчания мифов католицизма пошли француз Франсуа Озон и поляк Ян Комаса: первый в драме "По воле божьей" (2018 год) исследовал проблему сексуального насилия священнослужителей по отношению к детям, второй рассказал в картине "Тело Христово" (2019 год) о бывшем заключенном, обманным путем занявшем место пастора. Кажется, не за горами выход на авансцену — то есть на съемочную площадку — и самих священнослужителей. В современных картинах главными героями становятся как ныне живущие понтифики (на фото внизу — Джонатан Прайс и Энтони Хопкинс в роли папы Франциска и папы Бенедикта XVI), так и выдуманные священнослужители (на фото вверху — Бартош Беленя в фильме "Тело Христово")

Музыка

Где разговоры о Боге ведутся постоянно, так это на американской музыкальной сцене. Инициатор — рэпер Канье Уэст, который свои мысли о христианстве, а точнее баптизме, выпускает в виде речитатива (на пластинке Jesus is King — "Иисус есть Царь") или распевает на собственных воскресных службах. Попасть на исполнение госпелов под началом Канье и в компании Брэда Питта, Кортни Лав и Идриса Эльбы — задача не из легких. Музыкант, все в своей жизни делающий с привкусом эгоцентризма, и сближение с Богом превратил в своеобразный перформанс для избранных, лишь изредка допуская туда публику.
Не об эксклюзивности, а о реальном спасении души все чаще размышляет еще один музыкант (и гость службы Канье), Джастин Бибер. Справиться с ранней известностью, творческим кризисом, а также наркозависимостью ему помог не только рехаб, но и Библия. Эта же книга является настольной для его супруги Хейли, с которой Бибер сблизился именно во время походов в одну и ту же церковь. Позже Джастин вместе с Хейли начал посещать консультации у пастора. "Бог послал мне ее", — говорит о любимой музыкант и призывает своих сверстников следовать его примеру и искать помощи в Священном Писании."Я — голос, который выбрал сам Бог", — заявил в одном из интервью рэпер Канье УэстПоначалу на воскресные службы Канье Уэста ходили лишь близкие друзья музыканта, например Брэд Питт и Джастин Бибер. Но затем он решил запатентовать формат Sunday Service и начать проводить более публичные служения (на фото — мероприятие Канье во время музыкального фестиваля Coachella, апрель 2019 года)

Мода

Сферы fashion и религии уже давно находятся в тесном диалоге, правда, далеко не всегда обе стороны этого разговора приходят к согласию. В годы более четких границ между мирским и священным символика последнего чаще использовалась на показах в целях провокации. Распятия на черных масках в коллекции 1996 года от модного enfant terrible Александра Маккуина, надпись "Иисус 5" на футболках в шоу Джона Гальяно года 2001-го, нимбы и "кровавые" слезы моделей на haute couture от Жан-Поля Готье в 2007-м — все это примеры заигрывания c христианством, легкого ребячества, которое представители ислама и иудаизма до сих пор редко позволяют дизайнерам. Что же до атрибутов католицизма и православия — сегодня они прочно вошли в модный код современности и появляются на подиуме как знак полной и безоговорочной экспроприации. Пик этого синтеза — бал Института костюма Met Gala 2018 года с темой "Божественные тела: мода и католическое воображение". Рианна в парадном и расшитом камнями облачении высокого духовенства, Кэти Перри в образе архангела, Зендая как современная Жанна д’Арк — настоящее визуальное пиршество.


Наряды не в пир, а уже в мир можно найти в последней коллекции Модного дома Balenciaga, создатели которой вдохновлялись облачением не пап, а их прислужников. Черная сутана и ее различные вариации как образчик минимализма и новая норма — почему бы и нет?В 2018 году Рианна для бала Института костюма Met Gala облачилась в наряд высокого духовенства от Maison Margiela. Менее открытую вариацию такого образа можно найти в коллекции Balenciaga осень-зима‑2020/21 
Облачения священников и понтификов перестали быть прерогативой служителей Церкви и все чаще появляются на подиумахОблачения священников и понтификов перестали быть прерогативой служителей Церкви и все чаще появляются на подиумах