Наргиз впервые о Максиме Фадееве, Ольге Серябкиной и уходе из лейбла

Наргиз впервые о Максиме Фадееве, Ольге Серябкиной и уходе из лейбла

Певица рассказала о ситуации в лейбле MALFA, отношениях с продюсером до и после переломного момента и о планах на будущее после того, как она потеряла все свои песни.

Текст: Ольга Кусикова / Фото: instagram

Анонсируя новый выпуск, ведущая YouTube-канала "А поговорить?..", где вышло интервью, Ирина Шихман сказала, что очень ждала встречи с Наргиз:

Мы так долго ждали интервью с @nargizzakirova_official. А смогли встретиться только после ее ухода из лейбла. Нас долго не подпускали друг к другу. Наргиз, спасибо за доверие! И обязательно сделаем что-нибудь еще, более позитивное! 

Наргиз Закирова призналась, что в лейбле главный - совсем не Максим Фадеев, а его подопечная, экс-солистка группы "Серебро" Ольга Серябкина (Molly). Два месяца назад Ирине Шихман дала интервью еще одна бывшая участница лейбла и солистка группы "Серебро" Елена Темникова: тогда она рассказала о романе между Фадеевым и Серябкиной. Приводим самые яркие цитаты из интервью с Наргиз.

О концертах исключительно в маленьких городах России:

Я была очень обижена на то, как работает этот лейбл, как Макс относится ко мне лично. Отношение было совершенное потребительское. Меня ставили в туры по маленьким городам, и на вопрос "Почему?" мне отвечали "Не зовут". Как только мы разорвали контракт, у моего концертного директора разрывается телефон: Лондон, Нидерланды, Франция - отовсюду предложения. Я была савраской, которая ездит и зарабатывает бабло.

О работниках лейбла MALFA:

Работники лейбла - абсолютные дилетанты. Некоторые даже, наверное, не понимают, для чего там находятся. Они, например, иногда не знали, где я нахожусь - на гастролях или дома. И ставили мероприятия в свободные дни, оставленные для переезда из одного города в другой. 

О приглашении на юбилейный концерт Аллы Пугачевой:

Мне позвонила моя знакомая с Первого канала, мы просто хорошо общаемся еще со времен "Голоса". И тут она говорит: "Как жаль, что ты не смогла приехать на юбилейный концерт Аллы Борисовны". Я говорю: "А почему я должна была там быть?" - "А ты не знаешь?" - "Что я должна знать? - "Ну тебя Алла Борисовна лично распорядилась через помощников пригласить на концерт. Она хотела, чтобы ты выступила. Тебе об этом сказали?" - "Нет". Я подозреваю, что было много таких звонков, которые до меня даже не доходили.

О сольном концерте в "Крокус Сити Холле":

Я узнала о концерте за полгода, генеральный директор не сообщил мне об этом. Мы сами собрали программу. Я вложила в концерт полтора миллиона рублей. Накануне позвонила гендиректор и спросила, не нужна ли мне помощь. На что я ее послала и сказала, чтобы я ни одного человека из этой с***** Малфы не видела за кулисами.

О подозрениях в обмане:

В итоге на концерт вместо 3 пришло 5 тысяч человек. Но на руки я получила гонорар 750 тысяч. Спросила у Макса, как так получилось - я вложила свои полтора миллиона, а он сказал, что мы всего миллион заработали. С учетом переаншлага должно было быть миллионов 5-7.

О нескольких попытках уйти от Фадеева:

Я просила - давай просто разойдемся. Он меня не отпускал. Каждый раз, когда я собиралась уходить, он меня очаровывал улыбкой и говорил, что все будет хорошо. Демонстративно увольнял "виноватых", но ничего не менялось. Два дня все шевелились, но потом Макс пропадал.

О возлюбленной Фадеева и его артистке Ольге Серябкиной:

Макс Фадеев - не Макс Фадеев. Рулит всем другой человек. Ее все слушают. Макс - очень ведомый, как ребенок. Его ближайшее окружение делает все, чтобы выкурить из центра артистов, которые более-менее что-то из себя представляют. Оля хочет быть примой. Полноценная работа ведется только вокруг нее. Почему, например, ушла Юля Савичева? Ее оттуда просто выжили. И Кристина Кошелева (финалистка первого сезона шоу "Песни" на ТНТ, в котором Фадеев был одним из продюсеров - прим. ред.) так уходила. Единицы, которые талантливее, красивее и моложе в MALFA долго не задерживаются. 

Наргиз и Максим Фадеев

Об алкоголе:

Если бы я была в таком угаре, о котором сейчас говорит мой бывший промоутер Сергей Лавров, что я "не только петь, но и говорить не могла", то каким бы образом я отыграла за все это время 1000 концертов, не сорвав ни одного? Да, я выпиваю перед концертом. И все мы выпиваем. А какая я была после концерта и в своем гостиничном номере - мое личное дело.

О потере всех песен, созданных на лейбле, и будущих планах:

Я, конечно, слышала о коварстве Максима, но не была готова к такому отношению. Мне обидно. Думала, что здравый смысл победит над эмоциями. Сейчас мои прежние песни под запретом. Я не имею права их исполнять. Ну и ради Бога. Это был определенный проект, у него было время, и я безумно рада, что это произошло. Я ему благодарна, что этот момент у нас был, когда он поверил в меня и мы записали дуэт. Настало время для новых начинаний. Сейчас ненависти к Максу нет. По-прежнему люблю и уважаю его как музыканта, как певца, потому что он гениальный певец. После расторжения контракта с MALFA мы с командой приступили к созданию нового материала. Музыканты буквально живут у меня дома, днями и ночами записываем треки, готовимся к туру. Пока я здесь в привычном тюрбане, на котором все эти годы настаивал Макс, он не любил меня лысую. Сейчас я готовлю новый проект, новый альбом, совершенно другую музыку, где я предстану в новом образе. Но я не хочу палить его раньше времени.