Группа "Цветы" отмечает 50-летие: интервью Стаса Намина

Группа "Цветы" отмечает 50-летие: интервью Стаса Намина

19 ноября в Кремлевском Дворце прозвучат знакомые миллионам людей песни, ставшие частью истории нашей страны: "Мы желаем счастья вам", "Звездочка моя ясная", "Честно говоря" и многие другие. О грядущем юбилее, советском прошлом и новом времени рассуждает Стас Намин.

Текст: Ирина Попович/HELLO! / Фото: архив пресс-служб

Музыкант, композитор, продюсер, художник, фотограф, режиссер, создатель и лидер группы "Цветы" полон сил и готов к великим событиям. 

Песни группы "Цветы" будут звучать на концерте в Кремле в оригинальной версии, как они звучали много лет назад?

Постепенно, с годами, конечно же, аранжировки немного меняются. Последние годы мы пишем много новых песен, естественно, в современных аранжировках. Соответственно, и наши старые хиты тоже меняются, появляется некоторая легкость и танцевальность. Наверное, это примерно так, как изменились песни у Стинга сегодняшнего по сравнению с тем, как он исполнял их в группе The Police. То есть аранжировки действительно изменились, но от этого песни стали еще более яркими. И именно поэтому публика почти все его песни поет вместе с ним. Вот у нас сегодня примерно такая же картина. "Цветы" постоянно гастролируют по стране и за рубежом, и публика практически весь концерт поет вместе с группой и известные хиты, и новые песни, которые сразу запоминаются. Получилось так, что за эти полвека у нас записано больше двадцати песен, которые все знают и помнят, а в программе концерта будут еще и новые. Поэтому думаю, по продолжительности концерт получится довольно большой.

Стас Намин

 Могли бы рассказать про свою публику? 

Я-то ее практически не вижу, так как с группой не гастролирую, выступаю очень редко, в избранных концертах. Но судя по тому, что на концертах "Цветов" всегда полные аншлаги и зрители при этом самые разные - и по возрасту, и по социальному положению, то мне уже трудно квалифицировать нашу аудиторию. С одной стороны, это те, кто помнит нас по 70-80-м, а с другой - есть и новое поколение, которое нас откуда-то узнало и тоже любит нашу музыку.

Ваши песни стали национальным достоянием. Их знают действительно все, это то, что передается с ДНК. Вопрос в том, какие зрители придут на ваш кремлевский концерт?

Ну не знаю. Наверное, в Кремль молодежь не очень-то ходит, так как там нет "стоячего" партера и нельзя танцевать. Но с другой стороны, судя по прошлым большим концертам в "Крокусе", придет смешанная публика, даже иностранцы приходят.

В вашем концерте предполагаются гости?

Да, будут наши друзья, великолепные музыканты и, наверное, не только те, кто заявлен в афишах. Думаю, будут неожиданные сюрпризы. 

Полувековая история "Цветов" разделилась на две части. Двадцать лет при советской власти, потом в 90-х перерыв, когда "Цветы" не работали, и с 2000-го современные двадцать лет. У меня вопрос про первый период. Почему вас запрещали, несмотря на то что у вас были романтические и даже в какой-то степени наивные песни?

Сейчас это очень трудно объяснить. Из сегодняшней жизни заглянуть в прошлое людям, которые тогда не жили, практически невозможно. Сейчас трудно даже объяснить, почему запрещали "Битлз" с их наивными и романтическими песнями. Ведь такие песни, как Yesterday, Girl, Michelle и другие, даже рок-музыкой назвать трудно. И тексты - сугубо лирические, без политики и сомнительной лексики. За что можно запрещать песню Yesterday? Я думаю, советский режим просто чуял, кто свой, кто чужой. И если чужой, то запрещали, что бы он ни пел. Наши же песни запрещали не только десять лет в 70-х. Даже "Мы желаем счастья вам", которую я написал в 1982-м, была запрещена три года и впервые появилась только в Новый год 84-го.

Да, которая стала завершением всех фестивалей и сборных концертов и которую поют на всех свадьбах и днях рождения. Песня, которая стала фактически народной…

Главный музыкальный редактор Первого канала Людмила Кренкель, когда ее редакторы предложили включить эту песню в передачу "Песня года", сказала: "Это позор нашей советской эстрады! Подобную самодеятельность больше не приносите!" В общем, времена тогда были сложные для меня, и я уж точно не ностальгирую по ним.

Стас Намин & Группа "Цветы", 1999 г. Александр Грецинин, Олег Предтеченский, Юрий Вильнин, Валерий Диордица, Стас Намин

Но когда началась перестройка и появились свободы, у вас было какое-то невероятное количество очень мощных проектов, фестивалей, концертов… Вы могли бы сказать, что из того, что вы тогда сделали, оказалось для вас самым важным?

Трудно сказать. Во всем я старался сделать максимум, что мог, потому что проекты придумывал я сам и, естественно, хотел их сделать как можно лучше. Если говорить о том, какой проект я считаю более громким или социально значимым, то мне трудно сравнивать. К примеру, как сравнить первый продюсерский центр, бесцензурную радиостанцию, фирму грамзаписи и др., которые разбили государственную монополию, державшую в узде всю культуру страны около семидесяти лет, с рок-фестивалем в Лужниках, в котором участвовали крупнейшие рок-звезды мира и который транслировался на 59 стран и был номинирован в Нью-Йорке на "Главное событие года", или с проектом "Группа Парк Горького", которую я создал на экспорт и которая в результате стала популярной во всем мире. Было еще много всего, и что-то одно выделить мне трудно.

Я знаю, что вы и сейчас занимаетесь разными проектами. Какие у вас сегодня приоритеты?

Если в конце 80-х - начале 90-х я больше занимался продюсированием и организацией разных фестивалей и других проектов, то уже с конца 90-х - начала 2000-х занимаюсь личным творчеством. В музыке - этническим и симфоническим направлениями. Мы с "Цветами" и Сергеем Старостиным записали уникальный альбом "Русские деревенские песни". Я научился играть на древнеиндийском инструменте ситаре, записал тройной альбом "Медитация" и даже гастролировал в Индии. Написал симфоническую сюиту "Осень в Петербурге". А пару лет назад мою симфонию "Centuria S-Quark" записал Лондонский симфонический оркестр. Ее премьеру в Большом зале Московской консерватории сыграл Российский национальный оркестр, дирижер - Михаил Плетнев. Где-то в конце 2000-х я начал серьезно заниматься живописью и графикой, и осенью 2016 года у меня была персональная выставка в Российской академии художеств.
После этого я участвовал в нескольких очень престижных выставках, что для меня было очень важно, так как этот вид искусства был для меня новым. А уж принятие меня в "клан" профессиональных художников - большая честь. Кроме того, я занимаюсь кинематографом. Снимаю и продюсирую документальные фильмы. Вместе с моим сыном Артемом, который получил в Нью-Йорке кинематографическое образование, мы сняли фильм "Древние храмы Армении" и "Разговор с Неизвестным" - это интервью со скульптором Эрнстом Неизвестным, которое оказалось последним в его жизни.
С моим другом Джимом Брауном, четырехкратным лауреатом премии "Эмми", который также участвовал в создании моего фильма "Реальная Куба", мы сняли фильм Free to Rock - о том, как рок-музыка помогла сломать железный занавес и остановить холодную войну. Ну и конечно, я очень серьезно занимаюсь созданным мной в 1999 году театром. Он стал моей второй семьей. Поэтому, с точки зрения приоритетов, сегодня я так же не могу ничего выделить, как и раньше, в 80-х и 90-х.

 Как вы все успеваете? 

Я очень системно подхожу к своей жизни и соответственно к работе. С одной стороны, все делаю по интуиции, а с другой, планирую работу и трачу на нее много времени и сил. Собственно, я сплю в среднем шесть часов в сутки, а все остальное время в той или иной форме работаю. Я не очень-то хожу по ресторанам и другим тусовкам, и главная проблема, наверное, в том, что у меня нет начальников и не у кого отпроситься (смеется). Когда мне задала такой же вопрос моя дочь Маша, взрослая девочка, сама уже имеющая трех дочерей, то я ей ответил, что секрет в том, что я делаю все быстро, но никуда не тороплюсь. Она рассмеялась, но отнеслась к этому серьезно.

Тогда, в запретные времена советского режима, вы мечтали о такой свободе, которая есть сейчас? Или все-таки сейчас произошла некоторая "изнанка", когда слишком много возможностей, слишком много разрешено и нет внутренней цензуры?

Ну, во-первых, внутренняя цензура не имеет отношения к внешней среде, к запретам или свободам в обществе. Во-вторых, свободы сегодня тоже довольно относительные. А употреблять нецензурную лексику и обнажать телеса, где попало, не называется свободой. Если говорить о том, что происходит в массовой культуре страны сегодня, то это вопрос, прежде всего, культуры самого общества. Что касается меня, то я особенно не обращаю внимания на то, что происходит вокруг, а занимаюсь тем, что считаю правильным. И меня не очень беспокоит, что то, что я делаю, сегодня у нас в стране не на гребне популярности и не освещается в СМИ. А что касается возможностей, то слишком много возможностей не бывает. Вопрос в том, как ты эти возможности используешь.

Давайте вернемся к полувековому юбилею "Цветов". 19 ноября у вас большой концерт в Кремлевском дворце, и, конечно же, вы будете играть все свои известные хиты. Их около двадцати, но как вы объясните то, что не все люди, кто знает ваши песни, в курсе, что их исполняет группа "Цветы"?

Это связано прежде всего с тем, что "Цветы" в какой-то момент исчезли для публики на двадцать лет. В 1990-м я остановил деятельность группы, создав на основе ее музыкантов группу "Парк Горького", а в 1999-м, когда восстановил "Цветы", они работали исключительно в нашем театре, не записываясь и не давая концертов. И только в 2009-м, в свое сорокалетие, начали активно гастролировать и записываться. За эти двадцать лет даже те, кто нас знали, могли забыть, а уж новые поколения совсем про нас ничего не слышали. Но как ни странно, на сегодняшних концертах "Цветов" - а они гастролируют по стране очень много - полные залы и публика очень разная по возрасту. Более того, практически во всех концертах люди поют все песни вместе с группой, а в конце устраивают овации стоя. Мне регулярно присылают видео. Вот недавно я посмотрел съемку концерта "Цветов" в Лондоне, и там их принимали так же. Мне самому трудно это объяснить, если учесть, что нас особенно не крутят по радио и не показывают по телевизору.

В интернете есть съемки нескольких ваших концертов. И из "Крокуса", и с других площадок. Чем от них будет отличаться этот ваш кремлевский концерт?

Несмотря на то что концерт получится большой, мы постараемся сделать его более камерным и домашним. Как будто мы поем друзьям на кухне. Так, собственно, и происходит сейчас на всех концертах "Цветов": публика поет вместе с ними не только все известные хиты, но и новые наши песни. Они легко запоминаются и зрители их поют, как давно известные. Ну и конечно, в этом концерте у нас будут гости, друзья, с которыми нас связывают многолетние творческие и человеческие отношения, очень хорошие российские и американские музыканты. У "Битлз" в одной из песен есть такая фраза, которую они ставили иногда на своих пластинках - наверное, она подошла бы и для нашего концерта: "A splendid time is guaranteed for all (Прекрасное время гарантировано для всех)".

Стас Намин