Кети Топурия и ее подросшая дочь Оливия в своем загородном доме: фотосессия и интервью к Новому году

Кети Топурия и ее подросшая дочь Оливия в своем загородном доме: фотосессия и интервью к Новому году

Солистка группы A’Studio Кети Топурия и ее четырехлетняя дочь Оливия крайне редко снимаются вместе для журналов, но в преддверии Нового года сделали исключение из собственных правил и пригласили HELLO! к себе домой.

Текст: Анна Федюнина / Фото: Стас Хара

Кети Топурия относится к тому типу знаменитых девушек, которые по­падают в новостные ленты вне зависимости от повода: надели они новое платье или вышли замуж — интерес к ним не угасает никогда. Но повышенное внимание, само собой, уделяется их личной жизни, особенно когда на горизонте появляется новая любовь. Такого человека в этом году обрела и Кети — фото дипломата и бизнесмена Льва Деньгова с подписью "Я тебя люблю" уже украсило Instagram-страницу певицы. Романтические отношения ­Топурия не скрывает, но и не афиширует, а вот о другой части своей личной жизни — материнстве — готова говорить с упоением.

Кети, в декабре принято подводить итоги. Какие события в этом году были для тебя особенно значимыми?

Я нашла свою любовь.

Где известные люди могут найти любовь?

В моем случае — на концерте. Лев знаком с Байгали Серкебаевым, продюсером и клавишником А’Studio, и он пригласил нашу группу на свой день рождения. Познакомились случайно: после выступления его сын захотел со мной сфотографироваться, они вместе зашли в гримерку… С этого все и началось. (Улыбается.)

То есть с сыном Льва ты уже знакома, а с его дочкой?

Я знаю его семью, а он, в свою очередь, знаком с моей. с Оливией у него очень теплые отношения: Лев обожает детей, они быстро нашли общий язык.

Чем Оливия сейчас интересуется?

Она очень развитый ребенок — говорю это не только потому, что это моя дочь. Ей всего четыре года, но Оливия давно умеет читать, знакома с математикой. Правда, в будущем мечтает стать певицей. (Смеется.) Я же пока стараюсь ее от этого оградить, дать возможность попробовать себя в других сферах. Недавно, например, дочка изъявила желание пойти на фигурное катание и балет. Мы начали занятия, и Оливию очень хвалят. Она даже место учебы сама выбрала: сказала, что не хочет посещать обычный садик, лучше будет каждый день ходить в английскую школу. 

Взвешенное решение для четырехлетней девочки.

Еврейско-грузинский ребенок, непростой. (Смеется.) Я к ней прислушалась, ведь она действительно уже освоила то, чему учат в большинстве детских садов, и обгоняет сверст­ников.

Оливия снималась в нескольких лукбуках — твоего бренда ETIone, Александра Арутюнова… Она свободно чувствует себя перед камерой?

Ой, съемки она обожает, это ее любимое занятие наравне с концертами. Но я к таким культмассовым мероприятиям с участием детей отношусь не очень тепло. Чаще всего отказываю, если Оливию зовут где-то выступать. Мне кажется, в четыре года ребенок может спокойно обойтись и без этого — лишние нагрузки, нервы. Однажды она услышала, как я отказываюсь, и жутко рас­строи­лась. Говорила: «Как же так? Я же певица!» Но всему свое время.

Похоже, ты не из тех мамочек, которые пытаются во что бы то ни стало сделать ребенка известным.

Нет, абсолютно, хотя Оливию регулярно приглашают на разные мероприятия и показы с участием звездных детей. Я ее не пускаю — не могу объяснить почему, но не хочу, чтобы она втягивалась в шоу-бизнес с раннего возраста.

Но Оливия знает, что ее мама — певица, видит твои необычные концертные образы. Старается быть похожей на тебя?

Она — мой модный критик. Например, я надеваю какое-то платье и не могу подобрать под него туфли. Спрашиваю у Оливии, какая обувь лучше, и она советует идеальный вариант. Не знаю, откуда это в ней, но она рекомендует то, что мне реально подходит. Или просто совпадение, или у дочки и правда хороший вкус, пока рано говорить. Она не просит, как многие девочки, купить ей что-то розовенькое, блестящее  предпочитает более сдержанные вещи. Мне нравится, когда она в комфортной, уютной одежде, ведь я в обычной жизни тоже хожу в спортивных штанах. Когда детей чрезмерно наряжают, это too much. В последнее время Оливии нравится носить платья, но это не платья-торты, ­усыпанные стразами. Не любит она эти блестки.

На ее странице в Instagram действительно нет нарядов, усыпанных стразами.

Я завела ей отдельный ­аккаунт, потому что ее фото в какой-то момент заполонили мой — там была одна Оливия! (Смеется.) Мне не хотелось в некоторой степени терять себя, но хотелось сохранить моменты из ее детства, сделать для дочки онлайн-копилку воспоминаний. Опять же, я не преследовала цель раскрутить ее аккаунт, сделать популярным, чтобы ее постоянно приглашали в какие-то проекты. Мне кажется, ненормально, когда дети пропадают на съемках с утра до вечера, это плохо сказывается на нервной системе.

На странице Оливии немало фотографий с папой, Львом Гейхманом. они часто видятся?  

Конечно, каждые выходные. У Оливии с папой полное взаимопонимание, Лев — прекрасный отец. Дни рождения дочки мы традиционно отмечаем вместе, у нас очень хорошие отношения.

Как отметите Новый год?

Уже лет 15 подряд Новый год для меня — рабочий день, и в этот раз тоже запланировано несколько выступлений. С семьей отмечаю праздник до 12 часов ночи, и мы обязательно накрываем традиционный стол: с сациви, хачапури и другими грузинскими блюдами, кроме свинины — разлюбила ее, хотя раньше обожала шашлык. И конечно, куда в России без оливье.

Сама готовишь?

Сама я разве что завтрак могу приготовить и блюда по рецепту, а не новогодний стол собрать. У плиты всегда стояла моя мама и не допускала меня к кухне, ведь там, по ее словам, должна быть одна хозяйка. Я была не против. (Смеется.) Мама шикарно готовит, а я скорее исключение из правил: опровергаю миф о том, что все грузинки — идеальные хозяйки. Не то чтобы я совсем ничего не могу — готовлю редко, но вкусно.

Ты вообще домашний человек, любишь все «обуючивать»?

Раньше нет, но в последнее время стала совсем домашней. Выезжаю только на концерты, даже в гости не хожу, всех зову к себе. Тем более благодаря ­декоратору Юле Шакировой в этом году у меня дома настоящая новогодняя сказка. И я, и дочка, и мой молодой человек — все обожаем праздничную атмосферу: когда приходишь домой, а здесь пахнет елкой, везде игрушки, огоньки.

Как встречаешь бой курантов? поджигаешь записки с пожеланиями?

У меня есть другой обычай: ровно в 12 ночи залезаю под стол и загадываю желание. Я не шучу! Был смешной случай, когда я только переехала в Москву и начала петь в A’Studio. У нас был новогодний концерт, и ребята пока еще не знали про мою традицию. И вот начинают бить куранты, я ищу стол, а стола вокруг нет! Вижу какую-то табуретку, похожую на подставку под телевизор, и залезаю под нее. В этот момент оборачивается директор группы, смотрит на меня удивленными глазами: «Кети, что ты делаешь? у тебя все хорошо?» — «Да, все супер — я просто загадываю желание», — отвечаю. (Смеется.) Кстати, метод работает безотказно  все сбывается!

Что Оливия попросила у Деда Мороза?

Она спокойно относится к Деду Морозу, нет какого-то трепета, хотя я и рекламировала его как могла. В этом году заявила, что хочет лошадку, причем настоящую. Я сказала: «Наверное, Дед Мороз не сможет». Согласилась на игрушечную лошадку-качалку. (Смеется.) Оливия начала учиться ездить верхом, теперь обожает лошадей. График у нее стал еще более загруженным, и я постоянно предлагаю от чего-то отказаться. Она же готова целыми днями учиться. Или учиться, или играть в мамин телефон — по этому поводу у нас постоянная война, я стараюсь максимально ограждать ее от Интернета.

Мы столько говорили про увлечения Оливии, а что интересно тебе самой? Какие планы строишь на следующий год?

Мы с A’Studio записываем ­альбом, будет много новых песен. Выпускали отдельные синглы, но пластинки не было давно. Сейчас с головой ушли в творчество и в следующем году представим кое-что особенное.