Лукерья Ильяшенко о феминизме: "То, что женщина хочет усидеть на двух стульях, нечестно по отношению к мужчине"

Лукерья Ильяшенко о феминизме: "То, что женщина хочет усидеть на двух стульях, нечестно по отношению к мужчине"

К 8 Марта до экранов доберется фильм, состоящий из пяти новелл, - "Очень женские истории". В преддверии праздника мы решили порассуждать с актрисами из картины о гендерных ролях, феминизме, дружбе и, конечно же, смысле жизни. Встречайте первое авторское эссе - от актрисы Лукерьи Ильяшенко.

Текст: HELLO! / Фото: Николай Зверков, архивы пресс-служб

Современная женщина — это "женщина на распутье". Наверное, она даже немного потерянная: с одной стороны, рушится институт брака и все больше девушек стремятся к эмансипации. С другой — ей по-прежнему хочется, чтобы перед ней открывали двери машин, делали подарки, ухаживали. В итоге получается такой когнитивный диссонанс и дуальность: сначала она просит внимания, а потом говорит "все сама-сама". И хочется современной женщине, в том числе мне, сказать: "Ты уж определись, ты либо сама и практически как мужик, либо девочка". Мне даже кажется, что это нечестно по отношению к мужчинам, ведь по факту наш пол пытается усидеть на двух стульях, сохранив плюсы обеих позиций.

О распределении гендерных ролей я думаю следующее: если нужно, женщина может быть добытчиком, а мужчина, наоборот, сидеть дома и не зарабатывать. У меня лояльный взгляд на такие отношения, ведь главное  чтобы люди были счастливы. Но не надо забывать о том, что я пока еще не мать. Что-то мне подсказывает, что если я буду беременной или сидеть дома с маленьким ребенком, то мое отношение к мужчине изменится. Женщина в период вынашивания ребенка несамостоятельна: она зависима, довольно слаба, ей нужна защита. Это чисто биологическая штука, которую не обойти: на определенном этапе жизни нам действительно необходимо, чтобы мужчина был добытчиком. И у этого желания есть все основания.В коротком метре Лики Ятковской "Уроки рисования для взрослых" у мольбертов сидят Лукерья Илья­шенко и ее коллега Любовь Толка­лина. За пределами курсов по ИЗО их героини выясняют отношения с одним и тем же мужчиной

Если я общаюсь с женщиной, дружу с ней или приятельствую, то у меня есть табу: я никогда в жизни не позволю себе ничего фривольного по отношению к ее мужчине. То есть для меня мужчины подруг находятся за пределами гендерных рамок и законов привлекательности — мне кажется, я теряю всякую половую принадлежность, когда нахожусь в компании чьего-то молодого человека или мужа. Для меня очень важно не излучать никаких сексуальных вайбов. Вести себя максимально тактично по отношению к возлюб­ленным подруг — в этом я вижу личный пример женской солидарности.

Я искренне верю, что особого смысла в жизни нет. Его, конечно, надо себе придумывать, чтобы была мотивация жить дальше и что-то делать. Наверное, нам просто стоит попытаться провести отмеренное на земле время максимально приятно, стараясь никого ­не обидеть и сохранить чистую совесть. А карьера, дети… Мне кажется, это все преходящие ценности. В какой-то момент важно одно, потом — другое. Люди по-разному и с ума сходят: кто-то ударяется в религию, кто-то становится йогом или ЗОЖником, а кто-то — и вовсе алкоголиком или наркоманом. (Смеется.) Это уже как кому удобно.  "Нужен ли женщине постоянный партнер? Я вообще считаю, что человеку нужен человек. Мы же социальные животные"

Эссе нашей следующей героини, актрисы Кристины Бабушкиной, читайте завтра в 20:10 на HELLO.RU.

Подготовили: Вероника Чугункина, Майя Балабанова, Любовь Егорова