Сергей Полунин: "Я очень благодарен Лене за то, что она подарила мне сына"

Сергей Полунин: "Я очень благодарен Лене за то, что она подарила мне сына"

История виртуального знакомства знаменитого танцовщика Сергея Полунина и олимпийской чемпионки Елены Ильиных получила реальное продолжение. О том, почему они скрывали беременность Елены, о необычном имени малыша и первом месяце в роли молодых родителей Сергей и Елена впервые рассказывают миру.

Текст: HELLO! / Фото: Stephanie Pistel

Конспирация уровня "бог" — как, впрочем, и все, что делает пара танцора Сергея Полунина и фигуристки Елены Ильиных на сцене и на льду. Еще летом 2019 года Елена выступала в спектакле "Распутин" и тренировала в "Академии чемпионов", а уже в начале 2020-го в Memorial Regional Hospital в Майами родила ребенка. И никто ни о чем не догадывался.

Настало время выложить карты на стол: рассказывайте, когда же произошло чудо?

16 января. Кстати, я Лене первый раз написал в Instagram 20 февраля 2019 года, а встретились мы только спустя месяц. Недавно смеялись: вместе меньше года, а у нас уже ребенок.

Сергей, с вашим напряженным графиком вы как-то освободили себе время, чтобы быть с Леной в ответственный момент?

Поначалу я все расчистил, чтобы получился полностью свободный месяц. Но потом Игорь Зеленский ­попросил меня выступить в Мюнхене с 9 по 12 января. Я, конечно, сильно рисковал. Хотя мы договорились: если бы Лена позвонила, Игорь сразу бы отправил меня в Америку. Но ребенок как будто подождал, дал мне пару дней адапти­роваться после концертов и перелета.

Я знала, что, пока Се­режи нет, ничего не произойдет, что малыш стопроцентно дождется папу.

Разговаривали с ребенком? Просили его подождать?

Нет, наоборот. (Смеется.) Говорила: "Давай! Пока папы нет. Он приедет, а мы сделаем сюрприз!" Но мы можем просить, предполагать, предпринимать какие-то действия. Однако нельзя забывать, что внутри тебя уже новая жизнь со своей энергетикой, интеллектом, миссией. Сын родился именно тогда, когда должен был родиться.

И, конечно, вопрос, который всех интересует: как назвали наследника?

Сначала нас все убеждали, что будет девочка. Тогда я моментально придумала имя и сказала, что никого слушать не буду. А еще я пообещала, что, если родится мальчик, то имя будет выбирать папа. Когда так и случилось, у меня уже не было пути назад.

Два дня у нас ребенок жил без имени. У меня было порядка девяти вариантов, в том числе Сергей, Самсон, Шива. Я называл малыша разными именами и смотрел на его реакцию. На какие-то он никак ­не реагировал, от каких-то плакал. Но когда я сказал "Мир", мне показалось, что он как-то откликнулся.Эту съемку Елена и Сергей делали для себя, чтобы сохранить в памяти волшебные моменты. Но она оказалась настолько удачной, что молодые родители решили поделиться кадрами с российским HELLO!

То есть Мир. А есть какие-то отсылки, откуда появился именно такой вариант?

В американском паспорте он — Мир Сергей Полунин, а в российском будет — Мир Сергеевич Полунин. Я думал о каком-то необычном варианте, потому что Серёжа, например — каждый четвертый. И тут оно просто пришло. Мне нравится, что это короткое и мощное имя. И World, и Peace одновременно.

Но пока я называю его ласково Мирусик. А у Сережи он просто сынок.

Как вы узнали о беременности?

На свой день рождения, 25 апреля, я загадала, что очень хочу ребенка. И Сережа как-то, наверное, это энергетически прочитал.

Это было в Тобольске. Я сразу считал, что у Лены в голове, когда она задувала свечку. А через несколько дней была Пасха,  помню, как очень красиво звонили колокола. Мне кажется, тогда все и произошло.

Через месяц я уже знала, что беременна. Я всегда думала, что как-то интересно расскажу о своей беременности. Как девочки иногда делают: готовят сюрприз — шарики, капусту, игрушку аиста. А когда все получилось, я просто рассказала — и все.

Почему вы решили ни с кем не делиться этой важной для вас обоих новостью?

У меня сработали какие-то первородные инстинкты: я пытался защитить и Лену, и малыша. У каждого из нас есть свои фаны — и хорошая поддержка, и недоброжелатели. Получалось, что, с одной стороны, мне хотелось кричать о беременности Лены, а с другой — я стремился оберегать самых родных и близких людей.

Сергей, а не возникало желания ­посадить Лену в "золотую клетку"?

Я старался следить за ее интуицией, желаниями. Лена очень деятельный человек, ей сложно просто сидеть и ничего не делать. Поэтому наш ребенок уже побывал и в Японии, и в Германии, и в Англии.

Я танцевала в "Распутине" с Сережей. С Юлей Липницкой с нашей "Академией чемпионов" по всему миру летали. До седьмого месяца я и работала, и выступала, и на Сережины премьеры и гастроли ездила. На самом деле весь этот период я ощущала какой-то заряд и вдохновение.

Ребенок  был такой же активный, как мама. Он очень много шевелился. Говорили, что малыш должен спать по 19 часов, а он примерно 22 часа шевелился. Мы даже ходили проверять, все ли в порядке. Сидим мы у врача, и тут понадобились какие-то документы, Лена подскочила и побежала. Врач ей: "Стой, куда бежишь, ты же беременна!" А потом добавил: "Чего вы ждете: какие родители — такой и ребенок!"

Мне действительно было очень легко. Когда я встречалась с беременными подружками, которые находились уже на более позднем сроке, думала: "Ну что вы все жа­луетесь, что тяжело ходить, подниматься, что все время ­хочется спать. Мне казалось, что просто живот растет и все". Так, в принципе, и было до последнего месяца. (Смеется.) А потом стало тяжелее, появилась одышка, усталость, тяжесть. Но мы уже были в Майами, а тут все переживается гораздо легче."Я не почувствовал ни страха, ни растерянности, когда Лена сказала, что беременна, потому что это было самое правильное развитие событий" /Сергей Полунин/"Теперь все, что я вижу, пропускаю через призму отцовства. Хочу передать сыну настоящие мужские качества: стойкость, уверенность, надежность" /Сергей Полунин/

Почему вы решили рожать в Майами, чья это была инициатива?

У моего хорошего знакомого дети родились в Америке, сразу получили американские паспорта — и сейчас могут свободно передвигаться по миру. Мне показалось, что это правильный выбор. Я за то, чтобы у человека было больше свободы и возможностей в будущем. Вот Мир только родился, а у него уже есть три паспорта — российский, американский и украинский. А еще будет сербский — у меня есть гражданство Сербии.

Для меня было важно, что роды приходятся на зимний период. И я представляла себе, как беременная, с большим животом, буду одеваться, гулять. А потом ребенок родится тоже не в лучшем климате. А здесь солнце, океан, вечное лето. Когда Сережа предложил идею Майами, я решила, что это супер.

Лена, а не было страха, что рожать придется в окружении людей, которые не говорят по-русски?

Врач у нас был русский — Светлана Масляк. Акушеры, конечно, американцы, но у меня нет никаких проблем с языком, потому что я долго жила и тренировалась в США.

Вот мы и добрались до дня икс — как для вас прошло 16 января 2020 года?

На самом деле я думала, что все начнется где-то в ночи. А так получилось, что мы выспались, встали в 9 утра, собирались пойти поплавать на океан. И тут все начинается... Я понимаю, что не могу в таком виде ехать в госпиталь, что мне надо принять душ, позавтракать и накраситься. Чем я и занялась. А Сережа пошел делать балетный класс.

Это было какое-то абсолютно потерянное состояние. Я занялся классом — это то, что я привык делать, то, что меня организует. Но получилось механическое занятие — потому что голова была не здесь. Но когда мы приехали в госпиталь, меня "переключило": голова стала ясной, я все четко понимал. Для меня вообще характерно успокаиваться и сосредотачиваться в стрессовой ситуации, когда происходит выброс адреналина.

Выписка была классической — с цветами, шариками и подарками?

Я не понимаю цветы, потому что вижу в них срез, то есть смерть. Но шарики были, да.

Сережа принес кучу подарков ребенку: шарики, игрушки, пледики, подушечки. Это было очень мило! Думаю, в тот момент самая большая забота должна была быть о ребенке.

Был ли у вас какой-то страх, или сразу проснулись родительские инстинкты?

Самое сильное ощущение — это когда прикладываешь Мира к себе, чувствуешь его кожей, в этот момент происходит какая-то сильнейшая связь. Потому что до этого ты как бы со стороны за всем наблюдал. Я первое время каждую секунду смотрел, дышит малыш или нет.

После выписки, три-четыре дня, мне было страшно сделать что-то не так. А потом ты начинаешь все понимать, меньше бояться, появляется больше уверенности в том, что делаешь.

Лена, а как Сергей справляется с бытовыми делами? Можете, например, доверить ему поменять сыну под­гузник?

У нас вообще с этим вопросов нет. Я знала, что Сережа будет хорошим папой, но не могла представить, что мужчина может все это делать с такой легкостью.

Я, кстати, тоже не думал. Представлял, что будет сложно: какашки, сопли. Но когда рождается  ребенок, ощущения меняются. Ты принимаешь все как часть малыша. Ты воспринимаешь все как часть малыша. Ты смотришь на содержимое подгузника не как на говняшки, а как на часть твоего сына. И тебе нравится за ним убирать.

Сережа с легкостью справляется с любыми подгузниками. Нет, я могу, конечно, лежать на кровати и делать замечания: нет, ты не так памперс надел, давай перевязывай. Но это все наши семейные шуточки.

Мне нравится, что в этот момент происходит связь. Мир хорошо реагирует, когда его переодевают. Смотрит глаза в глаза. Потом можно и поиграть, и воздушные ванны устроить, и массаж. Это целый игровой процесс, знакомство, понимание друг друга.

Мир дает вам спать по ночам?

В принципе, да. Он довольно спокойный ребенок, но я все равно иногда устаю. Один раз я дала Мира Сереже, попросила дать мне часик поспать и... уснула на пять часов. Просыпаюсь, а Сережа все в том же положении — не дыша, сидит и рассказывает мне, что проходило в эти пять часов: как малыш двигался, что делал, как зевал, моргал. Это было супермило.

На самом деле сложно что-то делать, когда Мир рядом, потому что он притягивает к себе — и не хочется отвлекаться. Я сегодня положил его и думаю: поделаю балетный урок. Начал заниматься, смотрю, а он не сводит с меня глаз. Потом он начал махать руками под музыку, танцевать. И все — ты уже не можешь оторваться."Я хочу, чтобы у сына появилось ощущение всего мира, что мир – это не одна точка, не один город, не одна страна" /Сергей Полунин/

Сергей, с вашим насыщенным графиком не боитесь пропустить какие-то моменты в жизни сына?

Поначалу боялся. Первый отъезд был самым сложным. Я улетел сначала в Москву, затем в Токио, в Лос-Анджелес и обратно в Майами. Лена слала мне десятки фотографий в день. И потом пришло понимание, что Мир в безопасности, что он с мамой. Я вернулся — и как будто никуда не уезжал. Если раньше мои передвижения по миру были довольно хаотичными, то после рождения сына я стараюсь так все распланировать, чтобы максимально много времени проводить с семьей. Сейчас, например, я надолго вернулся в Майами.

Что в вашем понимании надолго?

(Сергей и Елена отвечают хором.)

— На месяц!

Будем гулять, наслаждаться нашей семьей.

После такой активной жизни очень сложно стать домоседами. Как вы планируете: брать Мира с собой на гастроли, в путешествия или оставлять его дома с няней?

Нянь точно не планируется никаких. Мне кажется, ребенку важно видеть мир, что делают папа и мама. Чем больше он путешествует, тем лучше. Это очень развивает. Понятно, что в какие-то опасные страны, где возможно отравиться или зара­зиться, мы не поедем. Но по возможности будем брать Мира с собой.

Я хочу, чтобы у сына появилось ощущение всего мира, что мир — это не одна точка, не один город, не одна страна.

Уже думали, кем хотели бы видеть сына в будущем? Может, фигуристом или танцором?

Конечно, мы об этом думали, еще когда Мир был в животе. Я точно не собираюсь ставить его на коньки. Мне бы хотелось, чтобы сын продолжил путь Сережи, потому что у Сережи есть свое уникальное видение балета. И благодаря тому, что он делает сейчас для искусства, мне кажется, к тому времени, когда сын сможет начать этим заниматься, сформируется какая-то правильная школа, система. Очень круто, когда есть такой пример. Но если у ребенка не будет к этому каких-то данных или желания, никто не будет его заставлять.

Действительно, так сложилось, что сейчас я занимаюсь созданием балетной школы в России и ­поддержкой талантливых ребят в Академии хореографии в Севастополе. Плюс при большой поддержке Елены развиваю свой Благотворительный фонд. Ведь когда-то и мне также помогли: Фонд Рудольфа Нуриева оплатил обучение в Великобритании.

Лена, а когда вы планируете вернуться на лед или на сцену?

В мае — с балетом "Распутин": у нас запланировано выступление с живым оркестром в "Крокус Сити Холле". И я уже потихоньку возвращаюсь в форму. У нас каждый день с Сережей балетный класс дома.

Классическая музыка во время класса, как вы сказали, Миру нравится. А колыбельные ему поете?

Мы оба очень плохо поем, но иногда приходится. Больше всего сыну нравятся песни-сочинялки, которые я придумываю на ходу: главное — не сбиваться с ритма и что-то говорить под собственную мелодию. А вообще, с самых первых дней у нас есть волшебное средство  — это музыка Сережиного приятеля, канадского диджея deadmau5. Мир может целый час спокойно слушать альбом и потом заснуть.

У вас уже сложилось понимание, как нужно воспитывать именно сына?

Мне кажется, что воспитание мальчика — это больше к отцу, а я планирую дарить ему любовь, поддерживать, учить его какой-то именно женской мудрости. Я знаю, как живет Сережа, его принципы, какую он имеет свободу, как размышляет, как разговаривает, какие у него приоритеты. У меня не возникает никаких вопросов, как он будет воспитывать сына.

Я бы хотел научить сына тому, что знаю, и тому, чего еще не постиг. Я хочу передать ему настоящие мужские принципы. Например, если ты что-то говоришь, то должен это делать, держать слово. Иметь стойкость, уверенность, понимание, как разговаривать с людьми, как себя вести, как подавать себя. Я даже примеряюсь, в какой момент жизни ему важно узнать то или иное. Вспоминаю себя в детстве, когда и что мне было бы важно услышать.

Читаете какие-то книги о воспитании детей?

Специально книги не читаю, но все, что вижу, я теперь пропускаю через призму отцовства. Например, недавно мне попалось на YouTube видео про Майкла Францезе, одного из самых влиятельных боссов мафии, который ушел с этой дороги. Его папа тоже был крестным отцом. Так вот Майкл рассказывал, насколько ему были важны советы отца, что он ему говорил, как это повлияло на то или иное. И я уже смотрю не на то, какую жизнь прожил Францезе и кем был он, а на связь отца и сына. Я даже купил его книгу.

Задумывались о том, чтобы подарить Миру братика или сестричку?

Я думаю, что дети — от Бога. Я всегда хотела ребенка, но никогда это желание Сереже не озвучивала. Он меня прочувствовал.

Просто все правильно получилось. Я очень благодарен Лене за то, что она подарила мне сына! ­Ребенок — это самое важное, что может произойти в жизни мужчины.

Текст: Майя Балабанова, стиль: Pedro Dias, макияж и прически: Andrey Loos, постпродакшен: Stephen Lesger