Аня Тейлор-Джой:"На красных дорожках мне часто становится страшно"

Аня Тейлор-Джой:"На красных дорожках мне часто становится страшно"

Мини-сериал "Ход королевы" стал самым популярным на стриминговом сервисе Netflix, получил "Золотой глобус" и скоро по нему поставят мюзикл. HELLO! решил познакомиться с исполнительницей главной роли Аней Тейлор-Джой и узнать, как ее изменила роль Бет Хармон.

Текст: HELLO! / Фото: Архивы пресс-служб, Viktor&Rolf

Папа – наполовину аргентинец, на другую - шотландец, в маме - испанская и английская кровь: неудивительно, что в детстве Аня Тейлор-Джой чувствовала себя не такой, как все. Будущая звезда нашумевшего мини-сериала "Ход королевы" родилась в Майами и почти сразу переехала вместе с родителями и пятью братьями и сестрами в Аргентину. Через шесть лет - опять смена места жительства. Лондон заставил выучить новый язык, с английским помогли книги о Гарри Поттере. 

И со временем вроде бы все устаканилось, но прошлое давало о себе знать: "Мне хотелось быть частью какой-то нации, - признается спустя годы Аня журналистам. - Но я не чувствовала себя ни аргентинкой, ни англичанкой, ни американкой". "Не такая, как все" надолго укрепилось в сознании юной Тейлор-Джой, которую в школьные годы травили одноклассники за необычную внешность и в частности за большие глаза. 

Все изменилось, когда 16-летнюю Аню на прогулке с собакой заметила основательница модельного агентства Storm Сара Дукас. Вот только мечтала Аня об актерской карьере. Впрочем, долго позировать фотографам в качестве модели не пришлось: сначала Тейлор-Джой засветилась в фэнтези "Академия вампиров", а потом получила главную роль в хорроре "Ведьма". Несмотря на положительные отзывы кинокритиков, начинающая актриса решила, что сыграла ужасно.      

Потом были съемки в триллере "Морган", драме "Барри" и знаменитом "Сплите" Найта М. Шьямалана. Талант Ани снова оценили: номинация на премию BAFTA в категории "Восходящая звезда" и звание "Открытие года" от жюри Каннского фестиваля в 2017-м - тому подтверждение. "Острые козырьки", "Опасный элемент", "Новые мутанты" - самооценка Тейлор-Джой росла. Пошатнулась она только перед съемками экранизации романа Джейн Остин "Эмма". "Мне казалось, я буду самой уродливой Эммой в истории кинематографа", - рассказывала Аня в одном из интервью. 

Хочется верить, что "Золотой глобус", который актриса совсем недавно получила за роль гениальной шахматистки Бет Хармон в мини-сериале "Ход королевы", снятом по одноименному роману Уолтера Тевиса и вышедшем в октябре на платформе Netflix, навсегда избавит Тейлор-Джой от неуверенности в себе.  

В 2019 году Анна стала лицом линейки ароматов Flowerbomb бренда Viktor&RolfАня, как считаешь, в чем секрет успеха проекта "Ход королевы"?

У сериала простой и понятный посыл: вместе мы сильнее, чем по одиночке. Сейчас, когда всем нам приходится соблюдать дистанцию, эта идея актуальна как никогда.

Тебя лично чем зацепил проект?

Тем, что эта история не столько про шахматы, сколько про то, какую цену приходится платить человеку за свой талант. У моей героини было тяжелое детство: повзрослев, Бет пытается найти свое место под солнцем, но ее мало кто понимает. Я влюбилась в нее моментально - еще когда читала книгу, по которой был снят сериал. Сразу почувствовала с Бет связь, хотя раньше ничего не смыслила в шахматах.

Неужели до съемок вообще ни разу не садилась за доску?

Мне кажется, я пыталась что-то там изобразить, когда мне было лет девять. (Улыбается.) Но шахматы — это так сложно! Восхищаюсь людьми, которые разбираются в них. Мне повезло с учителем: на съемочной площадке нас консультировал гроссмейстер, маэстро Брюс Пандольфини. Я занимаюсь балетом, поэтому осваивала шахматы как хореографию - проводила аналогию между шахматными комбинациями и танцевальными связками. 

Теперь наверное тебя сложно переиграть. 

Разочарую вас. Я, конечно, обзавелась красивым шахматным набором, но мастерством похвастаться не могу. (Смеется.) Перед камерой мы играли по-настоящему только благодаря консультантам. Старались сделать так, чтобы партии были разными по характеру: где-то показывали длительную, напряженную игру, в других случаях проявляли решительность и дерзость. Не стоит забывать, что перед некоторыми турнирами Бет принимала транквилизаторы: тогда поединки получались какими-то неистовыми.

С развитием событий Бет сильно меняется - ее походка, жесты, одежда, макияж, прическа. А тебя роль как-то изменила?

Безусловно, после "знакомства" с Бет я стала спокойнее… Кстати, насчет одежды и косметики – для меня это только средства, которые помогают вжиться в роль. В обычной жизни я вообще не крашусь и не долго раздумываю над тем, что надеть.

А что насчет нарядов для красных дорожек? 

О! На красных дорожках мне часто становится страшно. Мы надеваем все эти платья-костюмы и транслируем публике тот или иной образ. И вроде все происходит в реальности, это не кино, но я понимаю, что на красной дорожке я не та, кем являюсь на самом деле. В начале моей карьеры стилисты часто подбирали мне неудобные наряды, и мои выходы превращались в ад.

Но потом ты привыкла?

В какой-то момент я познакомилась с Ло Роучем (Звездный стилист, также работает с Селин Дион, Зендайей, Арианой Гранде - Прим.ред.): он помог преодолеть страх перед публикой. Ло сразу сказал, что хочет, чтобы мы вместе поработали над моим стилем. Меня это подкупило: я же актриса, мне нравится творить.

Кстати, когда ты поняла, что хочешь связать свою жизнь с кино? 

В раннем детстве. В наших семейных архивах даже сохранилась видеозапись: мама спрашивает меня пятилетнюю, кем я хочу стать, когда вырасту. А я кручусь перед зеркалом в костюме танцовщицы фламенко и с гордостью отвечаю - актрисой! К актерской карьере меня, по сути, подготовили мои братья и сестры: они сильно старше меня, поэтому мне пришлось быстро повзрослеть. В общем, когда я впервые попала на съемочную площадку, чувствовала себя там уверенно.

У тебя английские, шотландские, аргентинские, испанские и африканские корни. Когда тебя спрашивают, откуда ты родом, что обычно отвечаешь? 

Я не могу выбрать какую-то одну страну из списка: во мне уживаются все эти национальности. Хотя по темпераменту я наверное больше испанка или аргентинка: очень эмоциональная - если грущу, то глубоко, если радуюсь, то бурно. Считаю, мне повезло родиться в многонациональной семье. В детстве, правда, переживала, потому что окружающие не знали, как меня идентифицировать. Сейчас понимаю: люди просто привыкли наклеивать ярлыки.

А какой язык тебе ближе?

Я люблю английский, но использую его в основном только на работе. С близкими разговариваю на испанском и именно его считаю родным языком. Мне вообще очень дорога Испания и ее традиции. Например, первое блюдо, которое я научилась готовить, был гаспачо. Делаю его, кстати, очень острым - никто, кроме меня, есть его не может. (Смеется.)В минувшем году миру пришлось столкнуться с пандемией и всеми вытекающими последствиями, поэтому не можем не спросить — чего ты ждешь от ближайшего будущего?

Единственную цель, которую я ставлю перед собой, — это научиться адаптироваться к любым условиям. Хочу быть храброй и сильной. 2020-й показал нам, как важно уметь приспосабливаться. Я вот стала больше заботиться о себе и поняла, что для счастья нужно совсем не много. 

Что например?

Книги, музыка… Еще люблю часами танцевать и записывать свои мысли в блокнот. И, конечно, стараюсь как можно больше времени проводить на открытом воздухе. Только на природе можно почувствовать себя частью огромного мира и понять, что проблемы не так велики, как кажется на первый взгляд.