RU
×

Архив номеров

Архив номеров

Подпишитесь на новости от HELLO.RU

Подписывайтесь на нас

© Общество с ограниченной ответственностью "Медиа Технология", 2021.

Все права защищены.

Использование материалов сайта HELLO.RU разрешается только с письменного согласия редакции и при наличии гиперссылки на hello.ru

Партнер Рамблера
Светлана Иванова о своем дебюте в хорроре, детских страхах и настоящем колдовстве

Светлана Иванова о своем дебюте в хорроре, детских страхах и настоящем колдовстве

На экране Светлана Иванова воплощает образы ярких и характерных героинь. Не стала исключением и ее Катерина из нового мистического триллера "Ряд 19", который выходит в прокат 11 ноября.

Текст: HELLO.RU Фото: Архивы пресс-служб, КиноПоиск, Анастасия Недзельская

– Светлана, в вашей фильмографии нет мистических хорроров, чем вас привлек "Ряд 19"?

– Пожалуй, тем, что это, как ни странно, для меня не совсем хоррор именно изнутри, не с зрительской точки зрения, а с актерской. Героиня нестандартная для этого жанра, она не просто боится, она действует и двигает сюжет. Просто бояться и кричать полтора часа экранного времени мне было бы не очень интересно. "Ряд 19" для меня гораздо больше про психологию, чем про хоррор. И про любовь, конечно. Про любовь мамы и дочки. В этой истории есть на самом деле глубокая важная мысль, она мне была очень интересна.

– Когда вы выложили на своей странице в Instagram тизер к фильму, многие были приятно удивлены, но не обошлось и без негативных комментариев. Склонны ли вы реагировать на критику в свой адрес?

– Я критику воспринимаю очень спокойно. Есть узкий круг людей, чьим мнением я очень дорожу. Остальные мнения для меня просто мнения. Прекрасно, что они вообще есть. Я, правда, иногда позволяю себе шутить над совсем уж неумными комментариями из серии "не смотрел, но осуждаю", никого не хочу обидеть, но меня это правда веселит.

Кадр из фильма “Ряд 19”

– Это первый российский проект для режиссера Александра Бабаева, который снимает в Америке. Он приверженец "голливудской школы", в чем это проявлялось?

– Когда я в работе, то не склонна анализировать методику, школу... Этим уже потом обычно критики занимаются. Мне либо интересно, либо нет. Либо я готова доверять режиссеру, либо происходит какая-то борьба. С Сашей было очень интересно, я ему доверяла, он ко мне прислушивался в чем-то, потому что наступает момент в процессе работы, когда ты уже от лица героини можешь сказать: "Нет, она так не сделает...". Саша горячий, азартный, знает, что хочет, и команду собрал отличную... Если это называется "голливудская школа", то она мне очень нравится!

– Были ли у вас свои фобии? Удалось победить во время съемок?

– В детстве боялась темноты, но это как-то быстро само прошло. У меня есть довольно смешная фобия: я ненавижу есть руками. Птицу, например. Всячески стараюсь этого избегать. К сожалению, наши съемки на эту фобию никак не повлияли, она все еще со мной...

– Многие проблемы в настоящем у нас из детства. Сейчас довольно часто сессии с психологом начинаются с проработки детских травм. А какое детство было у вас? Есть какие-то моменты, которые вам хотелось бы распутать, чтобы лучше понять себя?

– "Как бы мы ни старались быть хорошими родителями, нашим детям все равно будет что рассказать своему психотерапевту" – это выражение можно применить к каждому, ко мне в том числе. У меня было очень счастливое детство. Но, конечно, когда у меня сейчас во взрослой жизни что-то происходит, я понимаю, что это оттуда. Что-то в общении со своими уже детьми... Например, мы жили очень скромно, мама редко могла позволить себе купить что-то, что я просила, игрушку какую-то или одежду из серии "как у всех". Поэтому у меня на эту тему какой-то пунктик, я балую своих детей, стараюсь удовлетворить все их хотелки, потому что сама этого была лишена... Тут и распутывать нечего, все очевидно. Наверное, они своим детям вообще ничего покупать не будут, потому что их заваливали игрушками...

– "Истина где-то рядом" – приходилось ли вам в жизни сталкиваться с чем-то, что не поддается логическому объяснению?

– Талант, например, не поддается никакому логическому объяснению. Для меня каждый раз чудо, когда я слышу гениальную музыку, попадаю на замечательный спектакль, смотрю картины великих художников... Я перед талантом цепенею каждый раз. Бывают актерские работы такие – чистое колдовство.

– После съемок не страшно было заходить в самолет?

– Я совсем не боюсь летать, наоборот, очень люблю. Со мной в самолете обычно стараются сесть рядом те, у кого аэрофобия, потому что я излучаю в полете спокойствие и уверенность. Наши съемки их никак не пошатнули. Я, правда, кино еще целиком не видела... Может, что-то изменится после просмотра. Я не помню, кто именно из режиссеров однажды сказал: "Я люблю кино за то, что после просмотра фильма "Челюсти" я никогда больше не плаваю в океане...".

– История вашей героини напоминает историю Ларисы Савицкой, которая выжила в авиакатастрофе. Вам удалось с ней пообщаться?

– Я мечтала бы познакомиться с Ларисой, очень надеюсь, что ее позовут на премьеру! Прямых параллелей между Ларисой и моей героиней мы не проводили, но я очень вдохновлялась ее историей, потому что она круче любого кино, конечно.

– Вас можно видеть по всему городу на плакатах с надписью: "Книга – лучший подарок". А что сейчас читаете вы?

– Спасибо, что спросили! Это очень важный для меня проект, мне гордо быть "лицом чтения" в нашей стране, я и сама читать люблю с детства, никто никогда не заставлял. Детям моим каким-то чудом это передалось, старшая дочка читает запоем. Рада, если своим появлением на плакатах напомню кому-то, как это здорово... Читаю сейчас параллельно "Это я – Эдичка" Лимонова и "Пять вечеров" Вампилова десятый раз по кругу, потому что предстоит большая работа в театре "Современник", заодно стихи Вампилова для настроения, они прекрасны.

– Осенью у вас вышло интервью на портале "Москвич". Забавно писать вам вопросы, глядя из окна на детский сад №333. А какие места силы еще есть у вас в городе?

– Передавайте, пожалуйста, привет моему детскому саду! Как я мечтаю, чтобы его отремонтировали, восстановили... Он невероятно красивый, таких мест в Москве, мне кажется, больше нет. А места силы? Мой дом. Везде, где хорошие люди.

Читайте также