Дело Кирилла Серебренникова: Юлия Пересильд, Данила Козловский, Евгений Миронов и другие высказались о судебном процессе над режиссером

Дело Кирилла Серебренникова: Юлия Пересильд, Данила Козловский, Евгений Миронов и другие высказались о судебном процессе над режиссером

Дело "Седьмой студии" продолжает вызывать горячий отклик у коллег режиссера и деятелей культуры.

Текст: HELLO.RU / Фото: Евгений Смирнов, GettyImages.com, Архивы пресс-служб, Instagram

Вчера после очередного заседания Мещанского суда Москвы по делу "Седьмой студии" стало известно, что гособвинение просит приговорить Кирилла Серебренникова к 6 годам колонии и штрафу в размере 800 тысяч рублей за хищение около 129 миллионов рублей при реализации театрального проекта "Платформа". Реальные сроки грозят и другим фигурантам этого дела: продюсеру Юрию Истину (4 года колонии и штраф), Алексею Малобродскому (5 лет колонии и штраф) и Софье Аппельбаум (4 года колонии и штраф). Также прокурор попросил удовлетворить иск Министерства культуры РФ на сумму около 129 миллионов рублей, передав государству арестованное имущество фигурантов, в том числе квартиру Кирилла Серебренникова.

Решающий приговор будет озвучен через несколько дней, 26 июня в 11:00. Сейчас же многие коллеги Кирилла Серебренникова высказываются в поддержку режиссера, а также комментируют исход процесса, который сам по себе уже стал событием.

Напомним, впервые о хищениях на проекте "Платформа" следствие заговорило еще в 2017 году, и если поначалу Кирилл Серебренников проходил по этому делу как свидетель, то впоследствии стал обвиняемым, а после был вынужден провести продолжительный срок под домашним арестом. В начале апреля прошлого года Мосгорсуд освободил Серебренникова из-под домашнего ареста, заменив его подпиской о невыезде. Аналогичное решение было вынесено в отношении Апфельбаум и Итина. Затем дело было возвращено в прокуратуру из-за ошибок в обвинительном заключении, и теперь процесс пришел к заключительной стадии.

Кирилл СеребренниковКирилл Серебренников

Через несколько часов после озвученного гособвинением предложения по приговору также стало известно, что Союз театральных критиков Франции присудил режиссеру Кириллу Серебренникову награду за "Лучший иностранный спектакль": речь о постановке Outsidе, которая была представлена на Авиньонском фестивале в прошлом году. Также в середине июня коллеги Серебренникова в очередной раз выступили с просьбой к министерству культуры освободить режиссера: на этот раз открытое письмо было написано на имя министра культуры Ольги Любимовой. Документ, который подписало несколько тысяч человек, пока остался без комментариев самой Любимовой. Вот как выглядит подобное обращение от лица режиссера Константина Богомолова:

Уважаемая Ольга Борисовна, уже несколько лет мы наблюдаем процесс по делу Платформы. Долгий процесс и его обстоятельства создали отчетливое ощущение, что дело Платформы сейчас существует не ради разбирательства, а ради самого процесса. Его инициаторы понимают: признать, что процесс в тупике означает признать профессиональные ошибки. Очевидно, что исходя из базовых понятий государства, никто из нас не может требовать ничего, кроме объективности следствия и суда. Но мы можем выразить отношение к уже давно очевидному факту: будь у следствия неоспоримые доказательства, процесс давно был бы завершён. И даже если в ближайшее время процесс завершится, осуждающее решение не будет объективным, потому что процесс был хаотичным и выявил массу натяжек, свидетельства о давлении на участников, и другие факты, дискредитирующие возможное обвинительное решение. Репутационные потери следствия в этом случае - дело следствия и органов следствия, но очевидные репутационные потери министерства культуры, выступившего в этом процессе как бы инициатором - это дело всего культурного сообщества.

Константин БогомоловКонстантин Богомолов

Я призываю Вас как нового министра, не обременённого ошибками прошлого периода, вместе со следствием найти решение, как остановить печальный процесс и сообща выйти из дискредитирующей всех ситуации. Я не хочу произносить громких слов, кричать "позор", "свободу". Мое обращение - не о политике. А о профессионализме. Бывает спектакль неудачен. Нет ничего стыдного в том, чтобы снять этот спектакль с репертуара. Так делал мой Учитель, Олег Табаков. Простота и честность в этом случае искупала все. Так может поступить и Министерство, и, хочется надеяться, следствие. С уважением, Константин Богомолов.

Другие деятели культуры также высказались по этому поводу:

Чулпан Хаматова

Dead line надежды. Мы сегодня на "красной линии". Творчество невозможно без свободы. Свобода - есть его суть. Нет свободы - нет творчества. Каким будет пространство театра после вынесения приговора? Пространством, где каждый участник должен оглядываться, не вывалился ли он за рамки допустимого, согласованного высказывания? Это не театр, это агитпроп. Агитпроп будет, культуры нет.

Чулпан Хаматова и Кирилл СеребренниковЧулпан Хаматова и Кирилл Серебренников

Ксения Раппопорт

Возможно, одно из самых отвратительных и тяжелых переживаний в жизни - это чувство бессилия перед творящейся у тебя на глазах очевидной несправедливостью. Никакие наши слова, призывы, поручительства, письма, посты не имеют никакого действия. У каждого, кто следил за этим процессом, была возможность видеть, как на протяжении этих почти трёх лет на наших глазах обвинение разваливается и показывает свою полную несостоятельность. Отрицание фактов, без всяких аргументов отброшенная предыдущая экспертиза и назначение новых непонятных экспертов. Свидетели, которые открыто объявляли в суде, что на них совершалось давление, что они давали свои показания под угрозами. Даже с суммой "хищения" они не смогли определиться. Но всё это было отвергнуто судьей. Опять же без каких-либо аргументов. Прекрасные, честные, талантливые и смелые люди - Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, Юрий Итин, так много сделавшие для развития культуры нашей страны. Так не должно, так не может быть! Это чудовищно несправедливо!

Юлия Пересильд

Дорогие друзья, кто-то имеет отношение к искусству, кто-то не имеет. Но мне кажется, что сегодня произошла страшная предразвязка в отношении фигурантов дела "Седьмой студии". Я ожидала чего угодно, но только не этого. Если вам не безразлично, что происходит в этой стране, которую я люблю, прислушайтесь. Я не понимаю, как можно сажать невиновных и так нагло врать… Мне очень грустно и больно сейчас. Наверное, у многих из вас есть дети и многие из вас планируют в этой стране жить, дышать свободно, жить по закону и заниматься любимым делом, развиваться… Если вы к этому не безразличны, кто может из вас, просто поделитесь этим, расскажите про это.

Юлия Пересильд и Кирилл СеребренниковЮлия Пересильд и Кирилл Серебренников

Максим Виторган (комментарий написан до предложения гособвинения):

Так называемое "театральное дело" станет одним из самых ярких дискредитирующих судебно-правовую систему России. Все дурно-пахнущие, учитывая историю нашей страны, рассуждения в духе "дыма без огня не бывает" разбились о материалы дела. Такое количество нестыковок, подлогов, свидетелей, отказывающихся от своих показаний, проведение профессиональных экспертиз (сколько их там было? 4-5?), пока наконец в последнюю не нашлось парочку "нужных" деятелей, давших "нужный" ответ... Кто только не высказался и не отписался по этому поводу из профессионального сообщества: и те, кто хотел, и даже уже те, кто очень не хотел. Сменился министр культуры, и у нас появился новый адресат для обращений. И мы делаем их, с разной степенью искренности, делая вид, что она - министерша - другая и от неё хоть что-то зависит в этом деле.

Сегодня процесс должен закончиться. Никакого оптимизма по этому поводу я не испытываю. Я шлю лучи поддержки всем фигурантам этого позорного дела. Понимаю, что в историческом смысле победа все равно будет на их стороне - так было уже много раз в истории нашей и не только страны. Очень жаль только ее - страну, которая не может сойти с этого круга. И жаль талантливых и ярких людей, которые вынуждены тратить нервы, силы и время жизни на это сборище предателей своего дела под названием "российское правосудие".

Евгений Миронов

Услышав о сроках, которые на заседании по делу "Седьмой" студии запросил для обвиняемых прокурор, я испытал возмущение и смятение. Вот уже три года продолжается "театральное дело", много месяцев продолжается судебное разбирательство. Всем, кто следил за ходом слушаний, совершенно очевидно, что следствие было проведено с огромным количеством нарушений и натяжек, что обвинение, что называется, шито белыми нитками. С другой стороны, во время процесса стало еще раз понятно, что проект "Платформа" был важнейшим творческим событием в культурной жизни страны, что люди, придумавшие и реализовавшие его, достойны благодарностей и наград, а не преследования и наказания.

Евгений МироновЕвгений Миронов

Я глубоко уверен в том, что наши коллеги - Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум и Юрий Итин - честные люди, руководствовавшиеся исключительно интересами дела. И те нарушения, которые имели место (наличия таковых никто и не отрицает) при ведении дел на "Платформе", были вызваны не чьим-то злым умыслом, а недостатками законодательства в области культуры, запутанностью системы освоения бюджетных средств и отчетности. Деятели культуры уже много лет говорят о необходимости совершенствования этого законодательства - и находят понимание у руководителей органов законодательной и исполнительной власти страны. Почему в этих условиях прокуратура занимает такую необъективную, тенденциозную, я бы сказал - свирепую, позицию, остается только гадать. Не приняты во внимание очевидные доказательства отсутствия сговора и злого умысла, отброшены поручительства и свидетельства уважаемых представителей общественности, в том числе выдающихся деятелей российской культуры. Несправедливый, необъяснимо жестокий приговор по этому делу может нанести огромный, непоправимый ущерб культурной жизни России, всему будущему театра и искусства вообще, а значит - всему нашему обществу. Не желая и не имея права оказывать давление на суд, я хочу надеяться, что судья сумеет трезво взвесить все обстоятельства, беспристрастно оценить ситуацию и не допустить вопиющей несправедливости. Иначе будущее нашей культуры незавидно.

Ирина Старшенбаум

Отстаньте уже от нашего любимого режиссера. Дайте ему спокойно заниматься любимым делом, а нам гордиться и наслаждаться его работами. Фото сделано пару лет назад. Я смотрю в камеру и показываю, что люблю его, в прямом эфире, потому что ему не было позволено быть с нами в Каннах с прекрасным фильмом "Лето", который он снял. Это же просто нелепо. Давайте не молчать. Мы всегда вместе.

Канны-2018: Ирина Старшенбаум, Рома Зверь и другие на премьере фильма Кирилла Серебренникова "Лето"Канны-2018: Тео Ю, Ирина Старшенбаум, Рома Зверь и другие на премьере фильма Кирилла Серебренникова "Лето"

Режиссер Павел Лунгин высказал свое мнение о процессе в эфире радио "Комсомольская правда"

Я за Серебренникова подписал, наверное, писем штук десять, самых разных. А подписывать - это благородная традиция старой интеллигенции, но также идеалистическая попытка взывать к добру, разуму, милосердию, что никогда ничем хорошим не кончается. Есть некоторая иррациональность зла. Например, зачем накануне войны расстреляли всех летчиков, которые были в Испании? Машина зла не думает ни о логике, ни о будущем, ни о чем. Она сама себя питает. И в этом смысле дело Серебренникова тоже исходит из того, что режиссер должен сидеть в тюрьме. Мы, артисты-режиссеры, должны ли отвечать за нарушения? Должны, но исходя из той ситуации, когда все обналичивают, сто процентов театров, а один сядет на шесть лет, как за убийство. Есть разные формы наказания, он уже три года отсидел. Нет, кому-то этого мало, хотят напиться кровью до конца, потому что эта машина преследования, довольно бессмысленная, продолжает не выпускать из челюстей никого, к кому прикоснулись. Люди, которые случайно, нарочно или по заказу попались в эти челюсти, уже не выйдут оттуда никогда. Кирилл отсидел три года, бардак у него был, но за бардак наказывают по-другому. У нас падают самолеты, проливается нефть, какие-то госзаказы не выполняются, но мы нашли, кого наказать - бедного и несчастного режиссера.

Нюта Федермессер

Я знаю Кирилла Серебренникова лично. Но дело не в этом. Я внимательно следила за процессом по "театральному делу". Была на одном из десятков заседаний. Читала публикации. Да и спектакли "Гоголь-центра" я знаю и очень люблю. Прокурор сегодня снова требует для невиновного Кирилла и его коллег наказания в виде длительных сроков заключения. Нет, это не неуважение и не непонимание. Это беззаконие и несправедливость. Мимо этого нельзя пройти с закрытым ртом. "Театральное дело" - это позор для системы. Полностью сфабрикованное, развалившееся в суде после проведения реальной экспертизы, это дело снова вытащили на свет Божий. Зачем? Кому Серебренников не угодил настолько, что можно издеваться над правосудием и людьми ради сведения личных счётов? Ну, ведь другой причины нет, нет - это всему миру очевидно! Без независимой судебной системы и прокуратуры, без правоохранительных органов, занятых расследованием реальных преступлений, в России не получится развивать ни медицину, ни социальную сферу, ни уважение к правам личности. Кирилл Серебренников должен быть на свободе.

Данила КозловскийДанила Козловский

Некоторые - как продюсер Илья Стюарт и актер Данила Козловский - решили отказаться от каких-либо комментариев, но поделились речью самого Кирилла Серебренникова, которая вчера прозвучала в суде:

Мне совершенно не жаль, что годы жизни я посвятил развитию искусства в России, пусть это и было связано с трудностями, с преследованиями, с клеветой. Я никогда не делал ничего во вред живых существ, я никогда не совершал нечестных поступков. Я работал в Москве, в России много лет, я поставил много спектаклей, я снял несколько фильмов, я старался быть полезным людям моей страны. Я горжусь каждым днем, который я посвятил своей работе в России. В том числе и теми днями, когда я делал проект "Платформа", - Кирилл Серебренников, 22 июня 2020 год, Мещанский суд.